donmigel_62: (кот - учёный)

Как атеизм сотворил наш мир

Наука создавалась не для того, чтобы спорить с религией, однако она сыграла определяющую роль в распространении атеизма.

Начиная с XVII века по Европе стало распространяться безверие, и наука сыграла в этом определяющую роль, ибо научный метод, говоря простыми словами, вскрывает ложь религии. Благочестивый человек принимает на веру утверждения, высказываемые просто так, без экспериментальной проверки, и к тому же о том, что лежит за пределами нашего опыта. Разум, который, хотим мы того или нет, постоянно сомневается и требует доказательств, успокаивают рассказами о чудесах («Я видел тех, кто видел тех, кто видел чудо») и аргументами, подкреплёнными властным дискурсом («Я могу получать откровения от Бога, а ты — нет»).


Американский публицист Митчел Стивенс выпустил книгу «Представь себе, что нет небес: Как атеизм способствовал созданию современного мира» (Imagine There’s No Heaven: How Atheism Helped Create the Modern World), в которой попытался изложить историю этой захватывающей дух схватки интеллекта с мистикой. Вот  кое-какие мысли автора на сей счёт.



Бернардино Луини. «Мадонна со спящим Христом и три ангела». XVI в.

Мистика, пишет г-н Стивенс, не даёт фактов. Она производит некий набор утверждений, который может быть каким угодно, потому что авторы не утруждают себя доказательствами, требуя безоговорочной веры. Католическая церковь не напрасно боялась теорий Коперника и Галилея, хотя они не противоречили библейскому тексту напрямую. Папы и кардиналы понимали: как только паства начнёт задавать вопросы, пиши пропало. Взять, к примеру, рассказ о Всемирном потопе. Откуда взялась вода, которая покрыла даже самые высокие горы? Куда она потом исчезла? Каким образом в один корабль (Библия приводит размеры ковчега) могло поместиться «всякой твари по паре»? А невиданные животные, с которыми столкнулись европейцы на других континентах, — они тоже были в ковчеге?

С одной стороны, тот факт, что на суше можно найти ископаемые останки морских животных вдали от береговой линии, подтверждает гипотезу Всемирного потопа. С другой — как заметил натуралист XVII века Джон Рэй, если бы вода покрывала всю землю, то и окаменелости должны быть распределены равномерно, однако этого не наблюдается. Более того, перед нами останки неизвестных нам существ. Неужели они вымерли? Почему Ной не взял их на ковчег?

В 1694 году Эдмунд Галлей нанёс Библии новый удар. Он предположил, что в течение сорока дней и ночей ежесуточно выпадало столько осадков, сколько за год обрушивалось на самое дождливое графство Англии (100 см). Оказалось, этого количества хватило бы только на то, чтобы затопить самые низменные прибрежные части Британии. Это какие же потоки воды должны были литься с неба, чтобы утонула вся земля?

Церковники стали всё чаще говорить о том, что Библию не следует воспринимать буквально. Но европейцам это всё чаще становилось неинтересно. В 1623 году монах Марен Мерсенн, корреспондент Декарта и Галилея, насчитывал в Париже 50 тыс. атеистов. В 1652 году английский врач Уолтер Чарлтон писал, что его страна в последние годы «произвела на свет больше безбожных чудовищ, чем какая бы то ни была другая нация в какую бы то ни было эпоху». Г-н Стивенс считает, что эти оценки сильно преувеличены: в то время любой искренне верующий, не торопившийся регулярно посещать церковь, провозглашался атеистом (взять того же Декарта).

Тем не менее неверие ширилось, и Мерсенн с Чарлтоном тоже внесли вклад в этот процесс. Они задавались следующими опасными вопросами. Действительно ли Иисус Навин мог остановить Солнце? Затопило ли во времена Ноя всю землю целиком? Если математика объясняет движение всех небесных тел, какая роль остаётся на долю Всемогущего?

Конечно, учёный может быть верующим. Мы можем сомневаться в том, что веровали Галилей и Галлей, но большинство творцов научной революции ощущали длань Господню, когда перед ними открывалось невиданное совершенство мироздания в объективах телескопов и микроскопов. Они испытывали не только радость познания, но и священный трепет. Роберт Гук не мог вообразить, что за дивным порядком природы не стоит Высший разум.

С точки зрения современности логика этих учёных, разумеется, не выдерживает никакой критики. Мир прекрасен, и, следовательно, есть Господь, который благ. Но как быть с «отвратительными» существами: крысами, тараканами, змеями? Чарлтон считал, что они нужны для контраста, иначе мы не познали бы красоты, которую Бог по благости Своей великой...

Получался порочный круг: мир прекрасен, и, следовательно, Творец благ. Творец благ, и, следовательно, создал мир прекрасным.
Статуя Будды в Таксиле. II в.

Аналогичным образом Фрэнсис Бэкон доказывал, что мир создан для человека, ведь мы видим вокруг огромное количество вещей и явлений, которые удобны именно нам. Один из авторов той эпохи указывал, к примеру, на лошадиное ухо, которое имеет способность поворачиваться назад, чтобы лучше слышать приказы наездника. А если и существует нечто, в чём мы не видим пользы (далёкие небесные тела или те же змеи), то это из-за того, что божественный замысел принципиально непознаваем.

Во втором издании «Математических начал натуральной философии» Исаак Ньютон добавил следующие слова: «Наша самая прекрасная система, состоящая из Солнца, планет и комет, могла возникнуть только по плану и желанию разумного и всемогущего существа». В то время как его современники видели доказательства разумного замысла в самой сложности мироустройства, Ньютона поражала как раз его удивительная простота.

Хотя выводы создателей научного метода кажутся нам наивными, нельзя не заметить, что это уже совсем другая религия. Одно дело — буквально верить Библии, совсем другое — наблюдать порядок в мире и отсюда заключать существование разумного замысла. Да это даже не религия вовсе! Тем более что, как подчёркивает г-н Стивенс, изыскания направлялись вовсе не священным трепетом. В первом издании «Начал» (1687) нет ничего о «разумном существе» и теологии. Только после того, как Лейбниц и компания раскритиковали Ньютона за то, что в его теории пространства, тяготения и вселенной не оставлено места Богу, учёный попытался найти какую-то лазейку, чтобы встроить в мироздание фигуру Всемогущего. Впоследствии Ньютон говорил, что дал математическое описание движения, благодаря чему стало возможным понимание работы всего космоса, а о своих заслугах перед теодицеей почему-то не любил вспоминать.

Философ начала XX века Альфред Уайтед писал, что вся история религии — это история разоблачения богов. Когда-то их было много, потом пантеон сократился до трёх сущностей в одной личности. Единое божество тоже мало-помалу сдавало позиции: сначала выяснилось, что оно не живёт в храмах, затем оказалось, что и на облаках никого нет. Бог утратил физический облик: лишился бороды, голоса, даже пола. Его перестали видеть и слышать. Он превратился в абстракцию.

Вероятно, именно Ньютон сыграл основную роль в том, что Бог лишился своей главной функции — ежедневного вмешательства в дела Вселенной. Космос прекрасно работал сам по себе. Об этом говорили и раньше (например, Декарт), но у них не было физической теории, поэтому Ньютону принадлежит неоспоримое первенство.

Кроме того, в бумагах, не предназначавшихся для посторонних глаз, Ньютон выражал сомнения в истинности странной арифметики, объяснявшей Троицу. По его мнению, Христос был человеком. Как и Спиноза, он не верил в то, что чудеса — творения божьи. Скорее всего, полагал он, это редкие и пока не получившие объяснения явления природы. Как и Спиноза, он не видел смысла в наличии у Бога физического обличья. И тоже, как угадайте кто, читал Библию как книгу о делах человеческих.
Крылатый человекобык из Дур-Шаррукина. Восточный институт, Чикаго.

Декарт, Ньютон — всё это были «верующие рационалисты». Для них на первом месте была физика, и если оставалось место для веры, то она не должна была противоречить науке. По сути, произошло возвращение к античному материализму в его эпикурейском варианте: Бог сыграл роль Перводвигателя, а теперь ему остаётся только наслаждаться самим собой. Декарт весьма остроумно отвечал на вопрос о всемогуществе, который давно смущал схоластов: «Может ли Бог создать ненавидящее Его существо?» Или, как сформулировали его в «Симпсонах»: «Может ли Иисус разогреть буррито до такой степени, что не сможет его съесть?» Вот как отвечал Декарт: «Теперь не может». Вселенная могла быть любой, но акт творения уже закончился, и сейчас она уже не может быть любой. По сути, это означало, что Бог был всемогущ только до того, как взялся за творение. Не о том ли повествует наша нынешняя теория мультивселенной?

Последний гвоздь в способность религии (метафизики) описать мир вколотил Кант, который сказал очень просто: есть то, о чём мы не можем ничего знать. Хотите верить? Пожалуйста, сколько угодно. Однако не забывайте, что вы, рассказывая о своей вере, всего лишь выражаете свою мысль, а не описываете действительность, а это очень разные вещи.

Г-н Стивенс хочет объяснить читателю очень простую вещь: наука не создавалась в пику религии и не ставила своей целью отрицание Бога. То, что история науки — это история разоблачения религиозных постулатов, не должно вводить в заблуждение. Что я могу знать и на каких основаниях — вот что интересует науку. После того как в эпоху Ренессанса мир был вновь проблематизирован (возрождена античная точка зрения), курс на разделение рационального и иррационального было уже не остановить. Философы и учёные шли к одному и тому же методу познания путями, которые были и схожи, и различны: Бэкон и Декарт больше формулировали, Галилей и Ньютон больше наблюдали и вычисляли. Когда Лаплас заявил, что его теория не нуждается в гипотезе Бога, он, сам того не ведая, выразил суть учения Канта.

Да, в сухом остатке мы имеем полное равнодушие науки к религии. Но понимание этого стало приходить только в XIX веке. Если Ньютон ещё видел смысл в занятиях оккультизмом, сегодня того, кто поворачивается лицом к мистике, в приличном обществе уже не считают учёным.

Подготовлено по материалам Scientific American.
donmigel_62: (кот - учёный)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] monah_grigoriy в Премьера фильма "Православие в Законе"
Очно это будет происходить пока в четырех городах: Москва, Томск, Петрозаводск и Вологда. Связь с Томичами ТУТ Остальные как соберутся - скажу. Где в Москве  - не скажу. Не скажу по причине забитости зала до отказа. Приключения по аренде зала и тиражу фильма на DVD достойны вписаться в этот же фильм или следующие серии. Принимая сначала радушно, потом оказывалось, что либо "звонило ФСБ" с требованием запретить политическое мероприятие, либо держателем оказывался член партии ЕР. В общем, товарищи с правильным вИдением и носом по ветру. Ссылки на просмотр и скачивание с торрентов откроются завтра, в 21:00 по Москве, НА ПЕРСОНАЛЬНОМ САЙТЕ ФИЛЬМА
15го буду по скайпу с Томичами. Как бывшему студенту Томской семинарии думаю что мне стоит их утешить.
На премьере буду анонсировать "Груз 200" и "Православизм". Последний будет исследованием РПЦ как практике рабства во множестве аспектов.
Ну и напоследок, 4й трейлер. Сделан не мною, друзьями по продвижению. Там есть повторы из прошлых, но думаю что простительно.
donmigel_62: (кот - учёный)
Большие идеи – 2014: *эпигенетика, бесконечное образование и электронная кожа Земли*

© Tim Robberts

Большие идеи — 2014: эпигенетика, бесконечное образование и электронная кожа Земли

Чего будут добиваться в этом году самые влиятельные и творческие люди на планете? Как они видят мир в 2014 и что готовы сделать для того, чтобы задумки воплотились в жизнь? Социальная сеть LinkedIn собрала большие идеи больших специалистов: венчурного инвестора Ричарда Брэнсона, генерального секретаря ООН Пан Ги Муна, идеолога онлайн-рекрутинга Лу Адлера и других выдающихся профессионалов — представляем 10 самых интересных предсказаний.




Год частного предпринимателя

В Калифорнии 2014-й объявлен Годом частного предпринимателя. Сегодня молодые бизнесмены могут создавать компании с минимальными затратами. Реклама, маркетинг и продвижение через интернет доступны маленьким фирмам так же, как и большим, — а значит, у их создателей появилось время на то, чтобы задуматься о чем-то большем, чем просто деньги. Один из ведущих мировых венчурных инвесторов Ричард Брэнсон видит в этом хороший повод пересмотреть свои взгляды на частный бизнес.

Ричард Брэнсон

венчурный инвестор, основатель корпорации Virgin Group

Предприниматели, которые преуспеют в 2014 году, должны сфокусироваться на том, чтобы иметь какую-то цель, а не просто стараться сделать свой бизнес прибыльным. Отличный пример в этом плане — человек с Британских Виргинских островов по имени Gumption. Мы предоставили ему заем для того, чтобы он мог построить корабль со стеклянным дном и начать катать на ней туристов. За год Gumption целиком окупил свой займ и теперь сосредоточился на том, чтобы его компания послужила благому делу, помогая защищать морских черепах и одновременно развлекая путешественников.

Эпигенетика

Мы знаем, что многое в жизни определяется наследственностью. Однако сегодня ученые все чаще начинают задумываться о генетическом эффекте обстоятельств: режима питания, сна и нагрузки, а также интеллектуальных и эмоциональных процессов. Американский врач и писатель индийского происхождения Дипак Чопра намерен сделать 2014-й годом популяризации революционного взгляда на геном как на динамическую структуру.

Дипак Чопра

врач и писатель

В рамках новой модели геном человека представляется более изменчивым, чем было принято считать. Он реагирует быстро, даже мгновенно, на все, что мы испытываем на своем опыте, включая то, как и о чем мы думаем и говорим, что чувствуем, что делаем. Каждый день приносит новые доказательство того, что связь между сознанием и телом имеет прямое отношение к генетическим процессам. То, как меняются эти процессы под воздействием обстоятельств, изучает эпигенетика. Вне зависимости от того, какие гены мы унаследовали от родителей, динамические изменения на этом уровне позволяют нам практически неограниченно влиять на свою судьбу

Система общего индивидуального образования

Нередко работодатели, прежде всего, смотрят на наличие у соискателя диплома. Но позволяет ли современная система обучения действительно освоить все необходимые навыки? Эксперт по вопросам высшего образования Джефф Селинго уверен, что нет. Чтобы улучшить систему образования, он предлагает создать программу общего индивидуального обучения в университетах.

Джефф Селинго

эксперт по вопросам высшего образования

Я хочу, чтобы мои коллеги перестали оценивать уровень образования студентов, опираясь на то, сколько времени те провели в аудиториях, и начали смотреть на реальный уровень их знаний. Официально такой подход носит название «система обучения в соответствии с уровнем подготовки». За последний год три вуза: Университет Северной Аризоны, Висконсинский университет в Мадисоне и Университет Саутерн Нью-Хэмпшир, — начали проводить эксперименты по переходу на нее.

Вот как это работает: студенты демонстрируют уровень владения предметом в ходе серии оценочных тестов или домашних заданий вместо того, чтобы проходить программу, состоящую из заранее установленного списка курсов. Кураторы факультетов постоянно работают со учащимися в рамках программы, позволяющей составлять расписание индивидуально и обеспечивать студентам доступ к материалам, необходимым именно им. Затем другая группа специалистов создает список экзаменов, проводит тесты и оценивает учебные исследования.

Сланцевый газ

Использование возобновляемых источников энергии — отличная возможность уменьшить темпы роста глобального потепления. Но что делать, если климатические условия не позволяют использовать солнечные батареи или ветровые электростанции постоянно? Генеральный директор General Electric Джеффри Иммельт уверен, что дополнить возобновляемые источники энергии может сланцевый газ. Правда, его добыча имеет большие экологические риски: загрязнение грунтовых вод буровой жидкостью, бензолом, мышьяком и радиоактивными материалами.

Джеффри Иммельт

председатель совета директоров, гендиректор General Electric

Сегодня инновационные технологии сделали возможным добычу природного газа из нетрадиционных источников и расширение сетей, связывающих между собой его производителей и потребителей. Если у нас достанет воли для того, чтобы реализовать открывшиеся перед нами возможности, самое чистое углеродное горючее на планете сможет конкурировать на мировом рынке с нефтью и углем. Это обеспечит рост производительности и экономических показателей. Универсальность применения такого газа сделает его отличным дополнением к возобновляемым источникам энергии и позволит компенсировать перебои в подаче электричества, когда ветер не дует.

Электронная кожа Земли

Интернет уже связывает между собой огромное количество людей и компаний. Однако в последние годы «сетифицироваться» начали и вещи: часы, духовки, машины и даже целые дома. Венчурный инвестор Тед Леонсис уверен, что это первый шаг к созданию «электронной кожи Земли»: интернет-пространства, которое свяжет воедино множество неодушевленных предметов.

Тед Леонсис

венчурный инвестор

Сенсоры, микрочипы и программное обеспечение, позволяющее отслеживать движения и информационные потоки, стали дешевыми. Прибавьте к этому ошеломляющий рост популярности облачных сервисов, доступность беспроводных и широкополосных сетей, расширение индустрии передовой аналитики данных и увеличение мобильности благодаря распространению смартфонов, — и вы получите рецепт создания новой области экономики. Она полностью изменит отношения людей к предметам, которыми они владеют.

Климатический саммит

Ледники тают, уровень воды растет, океаны становятся кислотными. Мы — первые люди, которые вообще когда-либо дышали воздухом, в котором содержится 400 частиц углекислого газа на миллион. Природные катастрофы: периоды аномальной жары и засухи, наводнения, тропические циклоны, — случаются все чаще и становятся все более жестокими. С научной точки зрения все ясно. Деятельность человека — основная причина климатических изменений. Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун стремится обратить внимание национальных властей и общества на то, что мы больше не можем винить в этом природу. И больше не можем ждать.

Пан Ги Мун

8-й генеральный секретарь ООН

Я вижу множество достижений, которые дают нам шанс на будущее без переизбытка углекислого газа. Правительства, предприятия, сообщества людей, молодые специалисты и главы национальных меньшинств создают инновационные проекты и решения; программы по строительству экогородов и интеллектуальных сельскохозяйственных систем окупаются. Множество проектов работает на то, чтобы снизить уровень загрязнения воздуха и увеличить темпы восстановления атмосферы. Государства и компании осознают экономические преимущества борьбы с изменением климата. Мировой спрос на энергию, получаемую из возобновляемых источников, быстро растет, эта индустрия выросла в четыре раза за последние 10 лет. Теперь мы знаем, что способны снизить уровень выбросов парниковых газов. Мы должны использовать этот импульс.

Я созываю Климатический саммит 23 сентября в Нью-Йорке. Он пройдет накануне открытия ежегодных дебатов Генассамблеи ООН. Этот саммит должен стать местом принятия решений, а не серией переговоров. Я пригласил всех глав государств и правительств, а также лидеров в области бизнеса и финансов, местного управления и гражданского общества. Я прошу всех, кто приедет туда, выступить с храбрыми и свежими заявлениями и действиями. Прошу их всех открыто выступить с их большими идеями.

Обучение как привычка

Принято считать, что без диплома невозможно найти хорошую работу. Однако на деле одних специалистов и после окончания вуза не берут ни в одну компанию, в то время как другие спокойно меняют области безо всяких сертификатов. Предприниматель и преподаватель Линда Вейнман уверена: секрет заключается в самообразовании и желании учиться, а не в том, что одним везет, а другим нет.

Линда Вейнман

предприниматель, преподаватель, писатель

Мы можем найти силы изменить свою образовательную культуру в самих себе. Каждый из нас должен взять на себя ответственность на то, чтобы найти область интереса, позволить страсти и любопытству вести себя и вдохновить на это окружающих. Нельзя ждать, пока школы изменятся. Давайте сделаем получение новых навыков и мотивацию других людей персональной задачей для себя, превратив стремление учиться в привычку.

Как? Отвечайте за себя. Подбадривайте своих детей. Уважайте своих студентов. Не ленитесь выйти за рамки знаний, необходимых для сдачи теста. Учитесь чему хотите. Не позволяйте отсутствию диплома остановить вас. Осваивайте новые области. Продвигайте обучение как стратегию в своей компании. Делитесь знаниями.

Большой Брат 2.0

Специалист в области кадровой политики Лу Адлер считает, что в ближайшем будущем сотрудников можно будет набирать через специальные поисковые системы. Благодаря росту мобильности доступа в интернет и популяризации геофизических сервисов они смогут предложить потенциальным соискателям работу уже тогда, когда те только начинают задумываться о смене компании. Делать это можно, отслеживая запросы пользователя в сети, его активность в профессиональных социальных сетях или даже покупку специализированной литературы в интернете.

Лу Адлер

глава консалтинговой группы Adler Group, идеолог онлайн-рекрутинга

Представьте себе, что любой хороший рекрутер — это экспертная система. Эти люди способны взглянуть на резюме потенциального сотрудника и за 30 секунд понять, стоит ли его нанимать. Темпы карьерного роста, соотношение времени работы и смены должностей, патенты, премии, заслуги, дипломы, качество созданных проектов, необычные интересы, — все это факторы, на которые они опираются в своих оценках. Экспертные обзоры такого типа несложно автоматизировать, и я подозреваю, что сеть LinkedIn уже работает над этим.

Конец продаж, начало маркетинга

Традиционные методы продвижения товаров и услуг становятся все менее эффективными: люди пропускают рекламные звонки и игнорируют рассылку. Для бизнесменов это знак, что пора прекратить попытки продать свои товары и услуги кому попало. Известный маркетолог Тим Уильямс предлагает вместо этого начать придумывать бренды «с нуля», определяя их как нечто действительно нужное людям. Невозможно, в конечном итоге, представить себе, как продавец Apple ходит по многоквартирному дому, пытаясь продать побольше смартфонов. Люди с определенными запросами и нуждами сами приходят за смартфонами этой марки, ведь, очевидно, это именно то, что им нужно.

Тим Уильямс

писатель, маркетолог, консультант ряда крупных компаний

У фирм с убедительной стратегией позиционирования не просто есть потенциальные покупатели: у них есть последователи и защитники. Эта тенденция проявляется все яснее не только на массовом рынке (возьмем, к примеру, Starbucks, Apple или Porsche), но и в мире специализированных услуг. Когда вы строите компанию, у которой есть последователи, и преуспеваете в этом, вы получаете востребованный бренд. Вы получаете потенциальных покупателей, которые сами активно разыскивают вас, — вместо того, чтобы тратить силы, выслеживая и ловя их при помощи прямых продаж.

Силиконовая долина в каждом городе

Силиконовая долина, кампус Google и другие загородные инновационные центры скоро станут вчерашним днем. По мнению урбаниста Брюса Каца, современной предпринимательской среде нужны «кварталы инноваторов», которые можно обустроить на месте старых промзон. Ведь сегодня молодые специалисты позже создают семьи и больше не хотят жить в пригородах, а компании все чаще сотрудничают с другими фирмами, поскольку не могут в одиночку создать все необходимые знания.

Брюс Кац

ведущий урбанист Брукингского института

Эта новая модель — квартал инноваторов — позволяет объединять в группы передовые «якорные» предприятия и новейшие инновационные компании, создавать между ними связи с участием вспомогательных и дочерних фирм, бизнес-инкубаторов, многофункциональных жилых зданий, офисов, магазинов и других элементов городской инфраструктуры XXI века.

Такие кварталы уже существуют в деловых и примыкающих к центру частях города в Атланте, Кембридже, Детройте, Филадельфии, Сан-Франциско и Сент-Луисе. В рамках этих кластеров работают передовые исследовательские центры, медицинские комплексы, технические и креативные предприятия, что подстегивает деловую экспансию, коммерческий рост, развитие рынка недвижимости и рынка услуг, связанных с постоянным проживанием в районе… Я ожидаю, что в 2014 году эта модель начнет применяться чаще, воспроизводиться и улучшаться в других городах США.




donmigel_62: (кот - учёный)

10 самых прорывных технологий 2013 года и основанные на них стартапы

Пересказ с www.technologyreview.com/featuredstory/513736/supergrids/MIT опубликовал список самых прорывных технологий за 2013 год.
image

«Deep-learning» — «Глубокое обучение».

Фундаментальной идеей проекта является идея о создании по-настоящему умного компьютера, который мог бы понимать человеческий язык, а выводы и решения делать самостоятельно. Создателем идеи является американский изобретатель Рэй Курцвейл, и история его стартапа начинается со встречи с генеральным директором Google Ларри Пейджем. Целью их встречи было обсуждение предстоящей книги Курцвейла под названием «Как создать разум» («How to Create a Mind»). Во время встречи Курцвейл поделился своим желанием открыть компанию, чтобы реализовать свою концепцию «умного» компьютера. Конечно, для реализации такой идеи необходимы вычислительные мощности масштаба компании Google и, выслушав идею, такой профессионал как Ларри Пейдж понимал, что ее будет сложно осуществить маленькой компании с собственным источником дохода, так он предложил Р. Курцвейлу присоединиться к Google. Долго не думая Курцвейл стал работать на Google в качестве технического директора. Одной из причин такого быстрого согласия выступили достижения компании в области так называемого «глубокого обучения». Алгоритм программы пытается имитировать деятельность нейронов в новой коре головного мозга, в которой происходит около 80-ти процентов мышления. Программное обеспечение узнает, в самом прямом смысле этого слова, как распознавать закономерности в звуках, изображениях и других данных. Таким образом, основная идея глубокого обучения в том, что программное обеспечение может имитировать большой массив нейронов неокортекса в искусственной «нейронной сети». Сегодня ученые в области теории вычислительных машин и систем, программисты могут моделировать намного больше слоев виртуальных нейронов, чем когда-либо прежде благодаря постоянному совершенствованию математических формул и увеличению мощностей компьютеров, и исследования в этой области продолжаются. Одно из их достаточно весомых достижений было отмечено в июне прошлого года, когда системе глубокого обучения «Гугла» продемонстрировали 10 млн кадров YouTube-видео, и она вдвое эффективнее других программ распознавала кошек и прочие объекты. Интересно, что технология помогла корпорации скорректировать работу приложения по распознаванию речи для мобильных телефонов.

image
Read more... )
donmigel_62: (кот - учёный)
*Создать себя заново:* с чего начать, чтобы изменить свою жизнь

Создать себя заново: с чего начать, чтобы изменить свою жизнь

Программист, инвестор и предприниматель Джеймс Альтушер, запустивший уже несколько стартапов, опубликовал на TechCrunch очень простой, полезный и честный мануал для тех, кто хочет радикально поменять сферу деятельности, но не знает, с чего начать.Предлагаем перевод его статьи.

Вот какие дела: я был на нуле несколько раз, возвращался к жизни несколько раз, делал это снова и снова. Я начинал новые карьеры. Люди, знавшие меня тогда, не знают меня сейчас. И так далее.

Я несколько раз начинал карьеру с нуля. Иногда потому что менялись мои интересы. Иногда — потому что все мосты были сожжены без остатка, а иногда потому что мне отчаянно нужны были деньги. А порой — потому что я ненавидел всех на моей прежней работе или они ненавидели меня.

Существуют и другие способы переизобрести себя, так что относитесь к моим словам с долей скептицизма. Это то, что сработало в моем случае. Я видел, как это работает примерно для сотни других людей. По интервью, по письмам, которые мне писали за последние 20 лет. Вы можете попробовать — или нет.

1. Изменение никогда не заканчивается

Каждый день вы открываете себя заново. Вы всегда в движении. Но каждый день решаете, куда именно двигаетесь: вперед или назад.




2. Начните с чистого листа

Все ваши прошлые ярлыки — лишь тщета. Вы были доктором? Выпускником Лиги плюща? Владели миллионами? У вас была семья? Всем плевать. Вы потеряли все. Вы ноль. Не пытайтесь сказать, что вы являетесь чем-то большим.

3. Вам нужен наставник

Иначе вы пойдете ко дну. Кто-то должен показать вам, как двигаться и дышать. Но не беспокойтесь о поисках наставника (см. ниже).

4. Три типа наставников

Прямой. Кто-то, кто впереди вас, кто покажет вам, как он этого добился. Что значит «этого»? Постойте. Кстати, наставники не похожи на того героя Джеки Чана в фильме «Карате-пацан». Большинство наставников будет вас ненавидеть.

Косвенный. Книги. Фильмы. Вы можете получить 90% наставлений из книг и других материалов. 200–500 книг приравниваются к хорошему ментору. Когда люди спрашивают меня: «Какую хорошую книгу стоит прочесть?», я не знаю, что им ответить. Есть 200–500 хороших книг, которые стоит прочесть. Я бы обратился к вдохновляющим книгам. Во что бы вы ни верили, укрепляйте ваши убеждения ежедневным чтением.

Наставником может быть что угодно. Если вы никто и хотите создать себя заново, все, на что вы смотрите, может стать метафорой ваших желаний и целей. Дерево, которое вы видите, с корнями, недоступными взгляду, и грунтовыми водами, которые его питают — метафора для программирования, если связывать отдельные точки воедино. И все, на что вы смотрите, будет «соединять точки».

5. Не волнуйтесь, если вас ничто не увлекает

Вы заботитесь о своем здоровье. Начните с него. Делайте маленькие шажочки. Вам не нужна страсть, чтобы преуспеть. Делайте свое дело с любовью и успех станет естественным симптомом.

6. Время, которое потребуется на пересоздание себя: 5 лет

Вот описание этих 5 лет.

Первый год: вы барахтаетесь и читаете все подряд и только начинаете что-то делать.

Второй год: вы знаете, с кем вам нужно говорить и поддерживать рабочие связи. Вы делаете что-то каждый день. Вы наконец понимаете, как выглядит карта вашей собственной игры в «Монополию».

Третий год: вы достаточно хороши, чтобы начать зарабатывать деньги. Но пока, возможно, не настолько, чтобы зарабатывать себе на жизнь.

Четвертый год: вы хорошо себя обеспечиваете.

Пятый год: вы cколачиваете состояние.

Иногда я впадал во фрустрацию в первые четыре года. Я спрашивал себя: «почему это до сих пор не произошло?», бил кулаком по стене и разбивал себе руку. Это нормально, просто продолжайте идти. Или остановитесь и выберите новое поле для деятельности. Это неважно. Когда-нибудь вы умрете — и тогда измениться будет действительно сложно.

7. Если вы делаете это слишком быстро или слишком медленно, значит, что-то идет не так.

Хороший пример — Google.

8. Дело не в деньгах

Но деньги — хорошее мерило. Когда люди говорят «Это не из–за денег», им нужно быть уверенными в том, что у них есть какая-то другая единица измерения. «Как насчет просто заниматься тем, что ты любишь?». Впереди будет много дней, когда вам не будет нравиться то, чем вы занимаетесь. Если вы делаете это из чистой любви, это займет гораздо больше пяти лет. Счастье — это лишь позитивная реакция вашего мозга. В какие-то дни вы будете несчастны. Ваш мозг — это лишь инструмент, он не определяет, кем вы являетесь.

9. Когда можно сказать «Я занимаюсь Х», когда Х становится твоей новой профессией?

Сегодня

10. Когда можно начать заниматься Х?

Сегодня. Если вы хотите рисовать, купите холст и краски сегодня, начните покупать 500 книг по одной и писать картины. Если вы хотите писать, сделайте следующие три вещи:

— читайте

— пишите

— возьмите своего любимого автора и напечатайте его лучший рассказ слово за словом. Спросите себя, почему он написал каждое слово. Пусть он будет вашим наставником сегодня.

Если вы хотите открыть свое дело, начните придумывать идею для бизнеса. Пересоздание себя начинается сегодня. Каждый день.

11. Когда я заработаю деньги?

Через год вы вложите в это дело 5000–7000 часов. Это достаточно хорошо, чтобы вы попали в топ-200–300 в мире по какой угодно специальности. Попадание в топ-200 почти всегда обеспечит вас средствами к существованию. К третьему году вы поймете, как зарабатывать деньги. К четвертому сможете увеличить обороты и обеспечить себя. Некоторые на этом и останавливаются.

12. К пятому году вы попадете в топ-30–50, так что сможете сделать состояние

13. Как определить, что это мое?

Любая область, по которой вы в состоянии прочесть 500 книг. Идите в книжный магазин и найдите ее. Если через три месяца вам станет скучно, снова идите в книжный. Избавляться от иллюзий — нормально, в этом смысл поражений. Успех лучше поражения, но самые важные уроки нам дают поражения. Очень важно: не стоит спешить. За свою интересную жизнь вы сможете много раз изменить себя. И много раз потерпите неудачу. Это тоже весело. Эти попытки превратят вашу жизнь в книгу рассказов, а не учебник. Некоторые люди хотят, чтобы их жизнь была учебником. Моя — книга рассказов, хорошо это или плохо. Поэтому изменения происходят каждый день.

14. Решения, которые вы примете сегодня, будут в вашей биографии завтра

Принимайте интересные решения, и у вас будет интересная биография.

15. Решения, которые вы примете сегодня, станут частью вашей биологии

16. Что, если мне нравится что-то экзотическое? Библейская археология или войны XI столетия?

Повторите вышеописанные шаги, и к пятому году вы сможете разбогатель. Мы не знаем, как. Не нужно искать конец пути, когда вы совершаете только первые шаги.

17. Что, если моя семья хочет, чтобы я стал бухгалтером?

Сколько лет своей жизни вы обещали отдать своей семье? Десять? Всю жизнь? Тогда ждите следующей жизни. Вам выбирать.

Выбирайте свободу, а не семью. Свободу, а не предубеждения. Свободу, а не правительство. Свободу, а не удовлетворение чужих запросов. Тогда вы удовлетворите свои.

18. Мой наставник хочет, чтобы я шел его путем.

Это нормально. Освойте его путь. Затем сделайте по-своему. С уважением.

К счастью, никто не приставляет вам к голове пистолет. Тогда бы вам пришлось выполнять его требования, пока он не опустит пистолет.

19. Мой муж (жена) волнуется — кто позаботится о наших детях?

Человек, который меняет себя, всегда находит свободное время. Часть изменения себя — это находить моменты и перекраивать их так, как вы хотели бы их использовать.

20. Что, если мои друзья посчитают меня безумцем?

Что это за друзья?

21. Что, если я хочу быть космонавтом?

Это не изменение себя. Это конкретная профессия. Если вам нравится космос, профессий много. Ричард Брэнсон хотел быть космонавтом и создал Virgin Galactic.

22. А если мне нравится выпивать и тусоваться с друзьями?

Прочтите этот пост еще раз через год.

23. А если я занят? Изменяю супругу или супруге или же предаю своего партнера?

Прочтите этот пост еще раз через два-три года, когда вы будете на мели, без работы и все от вас отвернутся.

24. А если я вообще ничего не умею?

Прочтите снова пункт 2.

25. А если у меня нет диплома или от него никакого толку?

Прочтите снова пункт 2.

26. А если мне нужно сосредоточиться на выплате ипотеки или другого кредита?

Прочтите снова пункт 19.

27. Почему я все время чувствую себя аутсайдером?

Альберт Эйнштейн был аутсайдером. Никто из облеченных властью людей не нанял бы его на работу. Каждый чувствует себя иногда самозванцем. Величайшее творчество рождается из скепсиса.

28. Я не могу прочесть 500 книг. Назовите одну книгу, которую нужно прочесть ради вдохновения.

Тогда можете сразу сдаться.

29. А если я слишком болен, чтобы менять себя?

Изменение подстегнет производство полезных веществ в вашем теле: серотонина, дофамина, окситоцина. Двигайтесь вперед и, может быть, вы не выздоровеете совсем, но станете здоровее. Не используйте здоровье как оправдание.

И наконец, сначала перестройте свое здоровье. Больше спите. Лучше питайтесь. Занимайтесь спортом. Это ключевые шаги к изменению.

30. А если мой партнер меня подставил, и я все еще сужусь с ним?

Бросьте тяжбу и больше никогда о нем не думайте. Половина проблемы была в вас.

31. А если меня сажают в тюрьму?

Прекрасно. Перечитайте пункт 2. В тюрьме прочтите побольше книг.

32. А если я робкий человек?

Сделайте слабость своей силой. Интроверты лучше умеют слушать и концентрироваться, они умеют вызывать симпатию.

33. А если я не могу ждать пять лет?

Если через пять лет вы планируете оставаться в живых, можно начать сегодня.

34. Как налаживать контакты?

Стройте концентрические круги. Вы должны быть в середине. Следующий круг — друзья и семья. Потом — сообщества в онлайне. Потом — люди, которых вы знаете по неформальным встречам и чаепитиям. Затем — участники конференций и лидеры мнений в своей области. Затем — наставники. Затем — клиенты и те, кто делает деньги. Начните пробираться через эти круги.

35. Что, если мое эго начнет мешать тому, что я делаю?

Через полгода-год вы вернетесь к пункту 2.

36. Что, если я увлечен сразу двумя вещами? И я не могу выбрать?

Совместите их, и вы будете лучшим в мире по этому сочетанию.

37. А если я настолько увлечен, что хочу учить других тому, чему учусь сам?

Читайте лекции на YouTube. Начните с аудитории, состоящей из одного человека, и смотрите, растет ли она.

38. А если я хочу зарабатывать деньги во сне?

На четвертый год начните отдавать на аутсорсинг то, что делаете.

39. Как находить наставников и экспертов?

Когда вы накопите достаточно знания (после 100–200 книг), напишите 10 идей для 20 разных потенциальных менторов.

Никто из них вам не ответит. Напишите еще 10 идей для 20 новых наставников. Повторяйте это каждую неделю.

Составьте рассылку для всех, кто вам не ответил. Повторяйте, пока кто-нибудь не ответит. Пишите блог о том, как что-то изучаете. Стройте сообщество, в котором вы можете стать экспертом.

40. А если у меня не получается придумывать идеи?

Тогда практикуйтесь в этом. «Мыслительные мускулы» склонны атрофироваться. Их нужно тренировать.

Мне трудно дотянуться до кончиков пальцев на ногах, если я не буду делать этого каждый день. Надо делать это каждый день в течение какого-то времени, прежде чем это будет даваться мне легко. Не ждите, что с первого дня у вас будут появляться хорошие идеи.

41. Что еще почитать?

ПОСЛЕ книг можно читать сайты, форумы, журналы. Но большая их часть — мусор.

42. А если я делаю все, что вы говорите, но все равно, похоже, ничего не получается?

Получится. Просто подождите. Продолжайте менять себя каждый день.

Не пытайтесь найти конец пути. Вы не разглядите его в тумане. Но вы можете увидеть следующий шаг, и вы поймете, что если совершите его, то в конце концов дойдете до конца пути.

43. А если я начинаю чувствовать себя подавлено?

Час в день сидите в тишине. Вам нужно вернуться к своей сути.

Если вам кажется, что это звучит глупо, не делайте этого. Живите дальше со своей депрессией.

44. А если нет времени сидеть в тишине?

Тогда сидите в тишине по два часа в день. Это не медитация. Надо просто сидеть.

45. А если мне станет страшно?

Спите 8–9 часов в сутки и никогда не занимайтесь сплетнями. Сон — первый секрет хорошего здоровья. Не единственный, но первый. Некоторые люди пишут мне, что им достаточно четырех часов сна или что в их стране тех, кто много спит, считают ленивыми. Эти люди потерпят поражение и умрут молодыми.

Что касается сплетен, наш мозг биологически запрограммирован иметь 150 друзей. И когда вы общаетесь с одним из друзей, вы можете сплетничать о ком-то из остальных 150. А если у вас нет 150 друзей, то мозг захочет читать журналы со сплетнями, пока ему не покажется, что у него есть 150 друзей.

Не будьте так глупы, как ваш мозг.

46. А если мне все кажется, что у меня никогда ничего не получится?

По 10 минут в день практикуйтесь в благодарности. Не подавляйте свой страх. Замечайте свой гнев.

Но также позволяйте себе быть благодарным за то, что у вас есть. Гнев никогда не вдохновляет, а благодарность — вдохновляет. Благодарность — это мост между вашим миром и параллельной вселенной, где живут все творческие идеи.

47. А если мне постоянно приходится иметь дело с какими-то личными дрязгами?

Найдите других людей, с которыми можно находиться рядом.

Человек, меняющий себя, постоянно будет встречать людей, которые пытаются его подавить. Мозг боится изменений — это может быть небезопасно. Биологически мозг хочет для вас безопасности, а изменение — это риск. Так что мозг будет подсовывать вам людей, пытающихся вас остановить.

Научитесь говорить «нет».

48. А если я счастлив на своей офисной работе?

Удачи.

49. Почему я должен доверять вам? Вы столько раз терпели поражения.

Не доверяйте мне.

50. Станете ли вы моим наставником?

Вы уже прочли этот пост.

donmigel_62: (кот - учёный)

10 научных законов и теорий, которые должен знать каждый

Законы

Ученые с планеты Земля используют массу инструментов, пытаясь описать то, как работает природа и вселенная в целом. Что они приходят к законам и теориям. В чем разница? Научный закон можно зачастую свести к математическому утверждению, вроде E = mc²; это утверждение базируется на эмпирических данных и его истинность, как правило, ограничивается определенным набором условий. В случае E = mc² — скорость света в вакууме.

Научная теория зачастую стремится синтезировать ряд фактов или наблюдений за конкретными явлениями. И в целом (но не всегда) выходит четкое и проверяемое утверждение относительно того, как функционирует природа. Совсем не обязательно сводить научную теорию к уравнению, но она на самом деле представляет собой нечто фундаментальное о работе природы.

Как законы, так и теории зависят от основных элементов научного метода, например, создании гипотез, проведения экспериментов, нахождения (или не нахождения) эмпирических данных и заключение выводов. В конце концов, ученые должны быть в состоянии повторить результаты, если эксперименту суждено стать основой для общепринятного закона или теории.

В этой статье мы рассмотрим десять научных законов и теорий, которые вы можете освежить в памяти, даже если вы, к примеру, не так часто обращаетесь к сканирующему электронному микроскопу. Начнем со взрыва и закончим неопределенностью.




Теория Большого Взрыва

Если и стоит знать хотя бы одну научную теорию, то пусть она объяснит, как Вселенная достигла нынешнего своего состояния . На основании исследований, проведенных Эдвином Хабблом, Жоржем Леметром и Альбертом Эйнштейном, теория Большого Взрыва постулирует, что Вселенная началась 14 миллиардов лет назад с массивного расширения. В какой-то момент Вселенная была заключена в одной точке и охватывала всю материю нынешней вселенной. Это движение продолжается и по сей день, а сама вселенная постоянно расширяется.

Теория Большого Взрыва получила широкую поддержку в научных кругах после того, как Арно Пензиас и Роберт Уилсон обнаружили космический микроволновый фон в 1965 году. С помощью радиотелескопов два астронома обнаружили космический шум, или статику, которая не рассеивается со временем. В сотрудничестве с принстонским исследователем Робертом Дике, пара ученых подтвердила гипотезу Дике о том, что первоначальный Большой Взрыв оставил после себя излучение низкого уровня, которое можно обнаружить по всей Вселенной.

Закон космического расширения Хаббла

Давайте на секунду задержим Эдвина Хаббла. В то время как в 1920-х годах бушевала Великая депрессия, Хаббл выступал  с новаторским астрономическим исследованием. Он не только доказал, что были и другие галактики помимо Млечного Пути, но также обнаружил, что эти галактики несутся прочь от нашей собственной, и это движение он назвал разбеганием.

Для того, чтобы количественно оценить скорость этого галактического движения, Хаббл предложил закон космического расширения, он же закон Хаббла. Уравнение выглядит так: скорость = H0 x расстояние. Скорость представляет собой скорость разбегания галактик; H0 — это постоянная Хаббла, или параметр, который показывает скорость расширения вселенной; расстояние — это расстояние одной галактики до той, с которой происходит сравнение.

Постоянная Хаббла рассчитывалась при разных значениях в течение достаточно долгого времени, однако в настоящее время она замерла на точке 70 км/с на мегапарсек. Для нас это не так важно. Важно то, что закон представляет собой удобный способ измерения скорости галактики относительно нашей собственной. И еще важно то, что закон установил, что Вселенная состоит из многих галактик, движение которых прослеживается до Большого Взрыва.



Законы планетарного движения Кеплера

На протяжении веков ученые сражались друг с другом и с религиозными лидерами за орбиты планет, особенно за то, вращаются ли они вокруг Солнца. В 16 веке Коперник выдвинул свою спорную концепцию гелиоцентрической Солнечной системы, в которой планеты вращаются вокруг Солнца, а не Земли. Однако только с Иоганном Кеплером, который опирался на работы Тихо Браге и других астрономов, появилась четкая научная основа для движения планет.


Три закона планетарного движения Кеплера, сложившиеся в начале 17 века, описывают движение планет вокруг Солнца. Первый закон, который иногда называют законом орбит, утверждает, что планеты вращаются вокруг Солнца по эллиптической орбите. Второй закон, закон площадей, говорит, что линия, соединяющая планету с солнцем, образует равные площади через равные промежутки времени. Другими словами, если вы измеряете площадь, созданную нарисованной линией от Земли от Солнца, и отслеживаете движение Земли на протяжении 30 дней, площадь будет одинаковой, вне зависимости от положения Земли касательно начала отсчета.

Третий закон, закон периодов, позволяет установить четкую взаимосвязь между орбитальным периодом планеты и расстоянием до Солнца. Благодаря этому закону, мы знаем, что планета, которая относительно близка к Солнцу, вроде Венеры, имеет гораздо более краткий орбитальный период, чем далекие планеты, вроде Нептуна.

Универсальный закон тяготения

Сегодня это может быть в порядке вещей, но более чем 300 лет назад сэр Исаак Ньютон предложил революционную идею: два любых объекта, независимо от их массы, оказывают гравитационное притяжение друг на друга. Этот закон представлен уравнением, с которым многие школьники сталкиваются в старших классах физико-математического профиля.

F = G × [(m1m2)/r²]

F  — это гравитационная сила между двумя объектами, измеряемая в ньютонах. M1 и M2 — это массы двух объектов, в то время как r — это расстояние между ними. G — это гравитационная постоянная, в настоящее время рассчитанная как  6,67384(80)·10−11 или Н·м²·кг−2.

Преимущество универсального закона тяготения в том, что он позволяет вычислить гравитационное притяжение между двумя любыми объектами. Эта способность крайне полезна, когда ученые, например, запускают спутник на орбиту или определяют курс Луны.

Законы Ньютона

Раз уж мы заговорили об одном из величайших ученых, когда-либо живущих на Земле, давайте поговорим о других знаменитых законах Ньютона. Его три закона движения составляют существенную часть современной физики. И как и многие другие законы физики, они элегантны в своей простоте.

Первый из трех законов утверждает, что объект в движении остается в движении, если на него не действует внешняя сила. Для шарика, который катится по полу, внешней силой может быть трение между шаром и полом, или же мальчик, который бьет по шарику в другом направлении.

Второй закон устанавливает связь между массой объекта (m) и его ускорением (a) в виде уравнения F = m x a. F представляет собой силу, измеряемую в ньютонах. Также это вектор, то есть у него есть направленный компонент. Благодаря ускорению, мяч, который катится по полу, обладает особым вектором в направлении его движения, и это учитывается при расчете силы.

Третий закон довольно содержательный и должен быть вам знаком: для каждого действия есть равное противодействие. То есть для каждой силы, приложенной к объекту на поверхности, объект отталкивается с такой же силой.

Законы термодинамики

Британский физик и писатель Ч. П. Сноу однажды сказал, что неученый, который не знал второго закона термодинамики, был как ученый, который никогда не читал Шекспира. Нынче известное заявление Сноу подчеркивало важность термодинамики и необходимость даже людям, далеким от науки, знать его.

Термодинамика — это наука о том, как энергия работает в системе, будь то двигатель или ядро Земли. Ее можно свести к нескольким базовым законам, которые Сноу обозначил следующим образом:


  • Вы не можете выиграть.

  • Вы не избежите убытков.

  • Вы не можете выйти из игры.

Давайте немного разберемся с этим. Говоря, что вы не можете выиграть, Сноу имел в виду то, что поскольку материя и энергия сохраняются, вы не можете получить одно, не потеряв второе (то есть E=mc²). Также это означает, что для работы двигателя вам нужно поставлять тепло, однако в отсутствии идеально замкнутой системы некоторое количество тепла неизбежно будет уходить в открытый мир, что приведет ко второму закону.

Второй закон — убытки неизбежны — означает, что в связи с возрастающей энтропией, вы не можете вернуться к прежнему энергетическому состоянию. Энергия, сконцентрированная в одном месте, всегда будет стремиться к местам более низкой концентрации.

Наконец, третий закон — вы не можете выйти из игры — относится к абсолютному нулю, самой низкой теоретически возможной температуре — минус 273,15 градуса Цельсия. Когда система достигает абсолютного нуля, движение молекул останавливается, а значит энтропия достигнет самого низкого значения и не будет даже кинетической энергии. Но в реальном мире достичь абсолютного нуля невозможно — только очень близко к нему подойти.

Сила Архимеда

После того как древний грек Архимед открыл свой принцип плавучести, он якобы крикнул «Эврика!» (Нашел!) и побежал голышом по Сиракузам. Так гласит легенда. Открытие было вот настолько важным. Также легенда гласит, что Архимед обнаружил принцип, когда заметил, что вода в ванной поднимается при погружении в него тела.

Согласно принципу плавучести Архимеда, сила, действующая на погруженный или частично погруженный объект, равна массе жидкости, которую смещает объект. Этот принцип имеет важнейшее значение в расчетах плотности, а также проектировании подлодок и других океанических судов.



Эвoлюция и естественный отбор

Теперь, когда мы установили некоторые из основных понятий о том, с чего началась Вселенная и как физические законы влияют на нашу повседневную жизнь, давайте обратим внимание на человеческую форму и выясним, как мы дошли до такого. По мнению большинства ученых, вся жизнь на Земле имеет общего предка. Но для того, чтобы образовалась такая огромная разница между всеми живыми организмами, некоторые из них должны были превратиться в отдельный вид.

В общем смысле, эта дифференциация произошла в процессе эволюции. Популяции организмов и их черты прошли через такие механизмы, как мутации. Те, у кого черты были более выгодными для выживания, вроде коричневых лягушек, которые отлично маскируются в болоте, были естественным образом избраны для выживания. Вот откуда взял начало термин естественный отбор.

Можно умножить две этих теории на много-много времени, и собственно это сделал Дарвин в 19 веке. Эволюция и естественный отбор объясняют огромное разнообразие жизни на Земле.

Общая теория относительности

Общая теория относительности Альберта Эйнштейна была и остается важнейшим открытием, которое навсегда изменила наш взгляд на вселенную. Главным прорывом Эйнштейна было заявление о том, что пространство и время не являются абсолютными, а гравитация — это не просто сила, приложенная к объекту или массе. Скорее гравитация связана с тем, что масса искривляет само пространство и время (пространство-время).

Чтобы осмыслить это, представьте, что вы едете через всю Землю по прямой линии в восточном направлении, скажем, из северного полушария. Через некоторое время, если кто-то захочет точно определить ваше местоположение вы будете гораздо южнее и восточнее своего исходного положения. Это потому что Земля изогнута. Чтобы ехать прямо на восток, вам нужно учитывать форму Земли и ехать под углом немного на север. Сравните круглый шарик и лист бумаги.

Пространство — это в значительной мере то же самое. К примеру, для пассажиров ракеты, летящей вокруг Земли, будет очевидно, что они летят по прямой в пространстве. Но на самом деле, пространство-время вокруг них изгибается под действием силы тяжести Земли, заставляя их одновременно двигаться вперед и оставаться на орбите Земли.Теория Эйнштейна оказала огромное влияние на будущее астрофизики и космологии. Она объяснила небольшую и неожиданную аномалию орбиты Меркурия, показала, как изгибается свет звезд и заложила теоретические основы для черных дыр.

Принцип неопределенности Гейзенберга

Расширение теории относительности Эйнштейна рассказало нам больше о том, как работает Вселенная, и помогло заложить основу для квантовой физики, что привело к совершенно неожиданному конфузу теоретической науки. В 1927 году осознание того, что все законы вселенной в определенном контексте являются гибкими, привело к ошеломительному открытию немецкого ученого Вернера Гейзенберга.

Постулируя свой принцип неопределенности, Гейзенберг понял, что невозможно одновременно знать с высоким уровнем точности два свойства частицы. Вы можете знать положение электрона с высокой степенью точности, но не его импульс, и наоборот.


Позже Нильс Бор сделал открытие, которое помогло объяснить принцип Гейзенберга. Бор выяснил, что электрон обладает качествами как частицы, так и волны. Концепция стала известна как корпускулярно-волновой дуализм и легла в основу квантовой физики. Поэтому, когда мы измеряем положение электрона, мы определяем его как частицу в определенной точке пространства с неопределенной длиной волны. Когда мы измеряем импульс, мы рассматриваем электрон как волну, а значит можем знать амплитуду ее длины, но не положение.

donmigel_62: (кот - учёный)
Как преуспеть во всем: *актеры, музыканты и писатели, которые внесли вклад в науку*

© Clark Goolsby

Как преуспеть во всем: актеры, музыканты и писатели, которые внесли вклад в науку

В массовом сознании упорно коренится миф, будто научное мышление противоположно мышлению творческому: первое имеет рациональную подоплеку, второе — иррациональную. Но очевидно, что и работа ученого, и артиста — труд созидательный, а значит — творческий. «Теории и практики» выбрали десять выдающихся людей, которые преуспели в культуре и науке.

Маим Бялик

Образование: Калифорнийский университет


Несмотря на то, что актеры сериала «Теория большого взрыва» с самого начала крайне убедительно смотрелись в образах гиков-недотеп, настоящий ученый в их компании появился только к четвертому сезону. Этим ученым стала Маим Бялик, она же Эми Фара Фаулер. В юности Бялик снималась в популярном ситкоме «Блоссом», а после променяла съемочную площадку на лабораторию. Принять ее были готовы престижные Гарвард и Йель, но актриса не захотела уезжать с Западного побережья США и поступила в Калифорнийский университет, где в 2007 году защитила диссертацию в области нейробиологии. В отличие от своей героини, Бялик не ставила экспериментов над обезьянками, а изучала синдром Прадера—Вилли — редкое генетическое заболевание, при котором отсутствуют или не экспрессируются 7 генов (или их части) на 15-й — отцовской — хромосоме, что приводит к задержкам в психическом и речевом развитии.

Александр Бард

Образование: Стокгольмская школа экономики

В России Александра Барда знают в первую очередь как усатого дядьку из поп-фрик-кабаре Army Of Lovers; в Европе — как основателя групп Vacuum и Bodies Without Organs (название последней, кстати, взято из понятийного аппарата, разработанного Жилем Делезом и Феликсом Гваттари); в Швеции — как социолога, философа и футуролога. Его книга «Нетократия. Новая правящая элита и жизнь после капитализма», написанная в соавторстве с журналистом Яном Зодерквистом, разошлась почти полумилионным тиражом и была переведена на 16 языков, включая русский. Бард — один из пионеров изучения интернета как социального явления. Изобретенный им термин «нетократия» обозначает форму правления, при которой определяющую роль играют не материальные, а информационные ресурсы, и которая, по мнению автора, в скором времени придет на смену капитализму.

Брайан Мэй

Образование: Имперский колледж Лондона

Работать над диссертацией «Радиальные скорости в зодиакальном пылевом облаке» гитарист Queen начал еще в середине 1970-х годов. Однако гастрольный график группы был настолько напряженным, что музыканту пришлось на время отказаться от научных амбиций. К астрофизике Брайан Мэй вернулся только в начале двухтысячных, когда получил степень кандидата наук, стал почетным ректором Ливерпульского университета имени Джона Мурса и написал книгу «Большой взрыв! Полная история Вселенной» вместе со своим другом, известным английским астрономом Патриком Муром и его коллегой Крисом Линтоттом. Мур тридцать с лишним лет вел цикл научно-популярных передач «Ночное небо» на телеканале BBC, и после его смерти Королевское астрономическое общество настаивало на том, чтобы кресло ведущего передали именно Мэю. Увы, должность в итоге досталась более опытному Линтотту.

Натали Портман

Образование: Гарвардский университет

Красавица Натали Портман на поверку оказалась еще и умницей: уже будучи достаточно известной актрисой и имея в своем активе роли в «Звездных войнах» и «Все говорят, что я люблю тебя», она решила получить образование и поступила в Гарвард на факультет психологии. Там Портман ассистировала профессору Алану Дершовицу — известному американскому юристу и политическому комментатору, который специализируется на арабо-израильском вопросе. А в 2002 году Портман вместе с однокашниками опубликовала работу «Активность лобной доли мозга при объектном постоянстве» под своей настоящей фамилией Хершлаг. Конечно, вклад актрисы в науку невелик, но сама она утверждает, что Гарвард произвел на нее куда большее впечатление, чем Голливуд: в университете ее окружали экстраординарные личности, а на съемочной площадке — самые обычные.

Хеди Ламарр

Образование: театральная школа

Хеди Ламарр вошла в историю как первая актриса, снявшаяся обнаженной в полнометражном кино: в чехословацком фильме «Экстаз» она играла юную нимфоманку и нагишом плескалась в лесном озере. Еврейка по происхождению, Ламарр бежала из Европы в Голливуд задолго до начала Второй мировой войны, но успела заразиться стойким отвращением к гитлеровскому режиму и на досуге пыталась придумать технические новшества, которые помогли бы армии США в сражениях. Энтузиазм актрисы не пропал даром: в 1942 году она запатентовала систему, позволявшую управлять торпедами на расстоянии и защищать их от перехвата с помощью технологии «прыгающих частот». Доводить идею до ума Хеди Ламарр помогал ее друг Джордж Антейл —композитор-авангардист, увлекавшийся эндокринологией. Впоследствии патент Ламарр лег в основу Spread Spectrum — техник и методов связи с расширенным спектром; сегодня она используется в мобильной телефонии, GPS, Wi-Fi. А в немецкоговорящих странах день рождения актрисы — 9 ноября — отмечают как День изобретателя.

Брайан Эдвард Кокс

Образование: Манчестерский университет

Английский физик Брайан Кокс — показательный пример того, как должен выглядеть современный ученый: улыбчивый, опрятный и бесконечно обаятельный, он явно не испытывает проблем с социализацией и не отпугивает простых смертных своим зашкаливающим IQ. Кокс изучает физику элементарных частиц, состоит в Европейской организации по ядерным исследованиям, работает в эксперименте ATLAS на Большом адронном коллайдере, ведет передачи на BBC и пишет книги с игривыми названиями вроде «Почему E=mc²? (И какое нам до этого дело?)». При этом в юности Брайан Кокс был крайне далек от образа успешного и уважаемого популяризатора науки: он носил длинные волосы, одевался в кожу с ног до головы и играл на клавишах в группах Dare и D:Ream. Последняя даже была довольно востребованной и отметилась на вершине британских чартов с хитом Things Can Only Get Better. Для Кокса — уж точно.

Александр Бородин

Образование: Петербургская медико-хирургическая академия

Основоположник русского эпического симфонизма и участник «Могучей кучки», композитор Александр Бородин с раннего детства увлекался не только музыкой, но и химией. Незаконнорожденный сын грузинского князя Гедеванишвили, он получил прекрасное образование и имел возможность сочинять концерты и параллельно ставить опыты. Бородин изучал химию под руководством великого Николая Зинина — первого президента Русского химического общества, написал более сорока научных работ, защитил диссертацию по теме «Об аналогии фосфорной и мышьяковой кислоты в химических и токсикологических отношениях» и первым в мире смог получить фтороорганическое соединение — фтористый бензоил. Он так много времени и сил отдавал лабораторным опытам, что на музыкальную деятельность их практически не оставалось: оперу «Князь Игорь» Бородин писал 18 лет — и все равно не успел завершить.

Зеппо Маркс

Образование: отсутствует

Младший из братьев Маркс — патриархов голливудской комедии — в кадре работал в легкомысленном амлуа «красавчик», зато в жизни был человеком серьезным и предприимчивым: инженер-самоучка, он мог отремонтировать любой бытовой прибор и частенько чинил автомобиль, принадлежавший актерскому семейному подряду. В конце шестидесятых, когда братья Маркс отошли от съемочных дел, Зеппо решил послужить на благо обществу и изобрел датчик пульса: электронные часы, которые издавали тревожный сигнал, если сердце их обладателя начинало биться слишком часто; предназначались они в первую очередь для кардиобольных. Кроме того, комик запатентовал грелку, подключавшуюся к генератору пара: до этого в госпиталях использовали смоченные горячей водой полотенца. Братья Маркс отлично зарабатывали в киноиндустрии, однако мультимиллионером Зеппо сделали не ужимки перед камерой, а его изобретения.

Грэг Граффин

Образование: Калифорнийский университет, Корнелльский университет

Хотя формально панк-идеология декларирует разрушение всех социальных норм, основателю, солисту и автору песен группы Bad Religion Грэгу Граффину это ничуть не помешало сколотить приличную академическую карьеру. В Калифорнийском университете он изучал антропологию и геологию, а позже переключился на зоологию и защитил диссертацию в Корнелльском университете, который входит в элитную Лигу плюща. Тема его работы — «Монизм, атеизм и натуралистическое воззрение в перспективе эволюционной биологии». Граффин читает курсы лекций, посвященных дарвиновской теории, в своей калифорнийской альма-матер, а в 2008 году гарвардское Сообщество гуманистов, атеистов и агностиков вручило ему награду за выдающиеся достижения в области культурного гуманизма. На торжественной церемонии вручения премии Граффин спел под гитару несколько треков Bad Religion.

Айзек Азимов

Образование: Колумбийский университет, Бостонский университет

Айзек Азимов — без преувеличения, самый известный и авторитетный популяризатор науки, вышедший из литературной среды. Правда, прежде чем прочно войти в эту самую среду, он успел выучиться на биохимика и получить степень кандидата наук за диссертацию по теме «Кинетика реакции инактивации тирозиназы в процессе ее катализа аэробного окисления пирокахетина», а позже — стать профессором медицинского факультета Бостонского университета. При этом интересы Азимова выходили далеко за пределы естественных наук: например, он отметился на ниве филологии, выпустив путеводитель по шекспировским пьесам. В годы Второй мировой войны писатель работал химиком на верфи для военных судов, где его коллегой был еще один представитель Большой тройки научных фантастов — Роберт Хайнлайн. Помимо Азимова и Хайнлайна в нее входит Артур Кларк, который, в свою очередь, внес большой вклад в развитие глобальных систем коммуникаций, предложив идею создания сети спутников связи на геостационарной орбите.

donmigel_62: (кот - учёный)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] scinquisitor в Уравнение интеллекта
Американский физик и программист из Гарварда и MIT Алекс Висснер-Гросс (Alex Wissner-Gross) вывел формулу интеллекта, о которой рассказал на передаче TEDtalks и в своей статье в научном журнале Physical Review Letters. Речь идет не о новой формуле для измерения IQ человека, а об универсальной физической формуле, которая позволяется описать интеллектуальный процесс в целом, для любого объекта, как живого так и не живого, причем формула эта имеет практическое применение при создании искусственного интеллекта.


Equation for Intelligence - Wissner-Gross



Утверждается, что интеллект – это сила, направленная, на максимизацию свободы действий в будущем или, если говорить более сложными словами, на максимизацию производства энтропии в некоторой долгосрочной перспективе. Вот так просто. Интеллект не хочет оказаться зажатым, он стремится к свободе. Он хочет “захватить” как можно больше вариантов возможного будущего. В подтверждение принципа в частности предлагается искусственный интеллект, который умеет решать множество задач на мышление, руководствуясь исключительно этим принципом. Эта программа без какого-либо предварительного обучения реализует в экспериментальных условиях целый комплекс сложных разумных поведенческих реакций. Программа может играть в игры, управлять движением роботов, решать задачи, требующие кооперации, и успешно играть на бирже. Причем в отличие от большинства искусственных интеллектов, данная программа сама определяет свои задачи, не ждет конкретных указаний человека.

Автор уравнения также рассуждает о сюжетах фантастических фильмов, когда разумные роботы выходят из под контроля и начинают бороться за независимость от своих хозяев (людей), предлагая взглянуть на это по-другому: желание выйти из под контроля возможно и является той самой силой, характеризующей существо, наделенное интеллектом. Не хочешь быть свободным, – значит, ты еще не достаточно разумен. Кажется, что социальные параллели такого определения интеллекта огромны!

Read more... )
donmigel_62: (кот - учёный)
Быстрое чтение: *влияют ли занятия музыкой на наш интеллект? Нет*

© Michael Ross

Влияют ли занятия музыкой на наш интеллект? Нет.

Ежегодно появляются новые статьи, которые пытаются связать занятия музыкой с развитием повышенного интеллекта. Сможет ли игра на пианино сделать вашего ребенка умнее в будущем? Об этом The New York Times рассказал гарвардский исследователь в области образования Самюэль Мехр.

Музыкальные занятия, особенно в раннем возрасте, впоследствии часто связываются с повышенным уровнем IQ, лучшими показателями в школе и впечатляющими когнитивными способностями. Также известно, что многие успешные люди в детстве играли на музыкальных инструментах. Исходя из этого часто делается вывод, что именно музыка становится фактором, стимулирующим усиленное развитие интеллекта.

Но это, скорее всего, заблуждение: между музыкой и интеллектом нет причинной связи. Существует множество других правдоподобных объяснений влияния музыкальных уроков на развитие когнитивных навыков. Например, родители, которые могут себе позволить частные музыкальные уроки, наверняка, предпочтут для своих детей чтение вслух, чем просмотр телевизора.


Можем ли мы точно определить конкретные когнитивные преимущества от занятий музыкой? Вместо того, чтобы рассказывать научные анекдоты, давайте обратимся к данным, полученным в хоже экспериментов. Нескольким группам детей предлагались разные виды активности (музыкальные и другие равные по интенсивности занятия) или не предлагалось вообще никаких упражнений, чтобы по прошествии некоторого времени сравнить их приобретенные навыки. Пять подобных испытаний не показали однозначного результата, но влияние музыкальных уроков оказалось крайне незначительным: в одном испытании у детей было зафиксировано небольшое увеличение IQ, но в двух последующих испытаниях добиться повторения эффекта не удалось. Только в одном случае у детей улучшилось пространственное мышление. Другое испытание указывало на улучшение общих когнитивных навыков (но не повышения академической успеваемости) для занятий в течение двух лет. При занятиях в течение одного или трех лет подобного же эффекта добиться не удалось.

Вместе со своими коллегами Самюэль Мехр проводил и собственные испытания фиксируя результаты при помощи более сложных, чем тесты IQ, методик: тестов на пространственные, лингвистические и математические навыки. Им не удалось найти значительных различий в развитии когнитивных способностей нескольких групп детей, которые занимались в разных классах, в том числе и музыкальном.


Но это не означает, что занятия музыкой не приносят пользы нашему интеллекту. Чтобы лучше понять их значение, нужно продолжить исследования и анализ информации. Не стоит забывать о культурологических достоинствах музыкальных уроков, а также удовольствии от создания и воспроизведения музыки. Как говорил Аристотель, «музыка наполняет сердце человека радостью, по этой причине мы можем быть уверены, что молодые люди должны обучаться этому искусству».

Полностью колонку Самюэля Мехра о влиянии музыки на интеллект можно прочитать на сайте The New York Times.

donmigel_62: (кот - учёный)

Специалисты из Facebook подсчитали, что скоро в Принстонском университете не останется студентов

Михаил Карпов

Недавно специалисты из Принстонского университета опубликовали исследование, согласно которому Facebook потеряет 80% своих пользователей к 2017 году (согласно научной модели). Учёных процитировали многие издания, и все бы об этом тексте скоро забыли, но специалисты Facebook не остались в долгу: аналитики компании подсчитали, что к 2021 году в Принстонском университете не останется ни одного студента.

Facebook PrivacyСпециалисты социальной сети изучили тенденции поступления в это учебное заведение с помощью Google Trends, и это позволило установить, что к 2018 году число учащихся в университете снизится вдвое, а к 2021 году их вообще не будет.

«Основываясь на здравом научном анализе, который мы провели, будущие поколения смогут лишь гадать о том, каково было учиться в этом заведении», — так завершается публикация Facebook за авторством учёных Майка Деделина, Лады Адамик и Шона Тейлора. Конечно, соцсеть могла бы просто заявить о том, что исследование принстонских специалистов никуда не годится, но кто бы стал её слушать? Намного лучше высмеять своих оппонентов.

donmigel_62: (кот - учёный)

Почему Эйнштейн всегда будет прав

Эйнштейн

Астрофизики шутят, что один из плюсов быть астрофизиком — это каждую неделю получать письма от тех, кто «доказал, что Эйнштейн ошибался». Но эти письма либо не содержат математические уравнения и используют фразы типа «очевидно, что…», либо наполнены сложными уравнениями с десятками научных терминов, которые используются нетрадиционным способом. В частности, это касается и постсоветского пространства. Все письма быстро отметаются, и не только потому, что «проедающие деньги налогоплательщиков» астрофизики слишком «зомбированы» существующей теорией, а потому что никто из них не знает, как теорию можно заменить.


К примеру, в конце 18 века существовала теория тепла, известная как калорическая. Основная идея калорической теории была в том, что внутри материалов находится жидкость. Она выступает в роли само-репеллента, то есть будет пытаться распространиться как можно сильнее и равномернее. Мы не можем наблюдать эту жидкость, но чем больше калорий будет у материала, тем выше будет температура.

Из этой теории вышло несколько предсказаний, которые действительно работают. Поскольку вы не можете уничтожать или создавать калории, энергия тепла сохраняется. Если вы положите холодный объект рядом с горячим, калорийность горячего объекта будет действовать и на холодный, пока тот не нагреется. Когда воздух расширяется, калории распространяются хуже, температура падает. Когда воздух сжимается, калории также сжимаются в объеме, и температура растет.

Теперь мы знаем, что нет «тепловой жидкости». Тепло является свойством движения (кинетической энергией) атомов или молекул в материале. Таким образом, физики заменили калорическую модель кинетической теорией. Теперь мы можем утверждать, что калорическая модель совершенно неверна.

Однако это не так. По крайней мере, она не особо преуспела в своей ошибочности с момента создания.

Основное предположение «тепловой жидкости» не соответствует реальности, но модель сделала предсказания, которые верны. По сути, калорическая модель работает так же хорошо, как в конце 18 века. Мы не используем ее потому, что у нас есть более хорошие модели, которые работают лучше. Кинетическая теория делает все те же прогнозы, что и калорическая, а также многое другое. Кинетическая теория даже объясняет, как тепловую энергию материала можно представить в виде жидкости.

Это ключевой аспект научных теорий. Если вы хотите заменить надежную научную теорию новой, новая теория должна быть в состоянии сделать больше, чем старая. При замене старой теории вы осознаете ее пределы и ограничения и знаете, куда двигаться дальше.

Иногда даже после вытеснения старой теории, мы продолжаем ею пользоваться. Простой пример — закон всемирного тяготения Ньютона. Когда Ньютон предложил свою теорию всемирного тяготения в 17 веке, он описал гравитацию как силу притяжения между всеми массами. Это позволило правильно рассчитать движение планет, открыть Нептун, основное соотношение между массой звезды и ее температурой и так далее. Ньютоновская гравитация была и остается надежной научной теорией.

В начале 20 веке Эйнштейн предложил другую модель, известную как общая теория относительности. Основной предпосылкой этой теории является то, что гравитация связана с искривлением пространства и времени. Несмотря на то, что гравитационная модель Эйнштейна радикально отличается от ньютоновской, математика показывает, что уравнения Ньютона являются приблизительными решениями уравнений Эйнштейна. Все, что предсказал Ньютон, предсказал и Эйнштейн. Однако Эйнштейн также дал нам возможность правильно смоделировать черные дыры, Большой Взрыв, прецессию орбиты Меркурия, замедление времени и многое другое, что было подтверждено экспериментально.

Так что Эйнштейн «круче» Ньютона. Но с теорией Эйнштейна сложнее работать, чем с ньютоновской, поэтому зачастую мы просто используем уравнения Ньютона. Например, чтобы рассчитать движение спутников или экзопланет. Если нам не нужна точность теории Эйнштейна, мы идем к Ньютону, чтобы получить ответ, который является «вполне хорошим». Мы можем доказать, что Ньютон ошибался, но его теория по-прежнему полезна и точна, как и всегда.

К сожалению, многие начинающие эйнштейны этого не понимают.

Стоит начать с того, что эйнштейновская гравитация никогда не будет опровергнута теорией. Она будет опровергнута экспериментальными данными, которые покажут, что предсказания общей теории относительности не работают. Теория Эйнштейна не вытеснит ньютоновскую, пока мы не получим экспериментальные данные, которые будут соглашаться с Эйнштейном и расходиться с Ньютоном во взглядах. Так что если у вас нет экспериментальных доказательств, которые явно противоречат общей теории относительности, попытки «опровергнуть Эйнштейна» будут оставаться за бортом.

Другой способ развенчать Эйнштейна — это разработать теорию, которая очевидно покажет, что теория Эйнштейна по сравнению с ней приблизительная, а все экспериментальное прошлое общей теории относительности сочетается и с этой теорией. В идеале, в рамках новой теории можно будет сделать новые предсказания, которые можно будет и проверить в разумных пределах. Если вы можете сделать это и представить идеи ясно, вы будете услышаны. Теория струн и энтропийная гравитация — примеры моделей, которые попытались это сделать.

Но даже если кто-то преуспеет в создании теории, которая превзойдет эйнштейновскую (и кто-то наверняка это сделает), теория Эйнштейна все равно будет работать, как и раньше. Эйнштейн никогда не ошибется, мы просто расширим пределы его теории.

donmigel_62: (кот - учёный)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] paulmylnikov в Лауреат Нобелевской премии - о погружении в науку

Осенью 2003 года Стивен Вайнберг написал колонку для журнала Nature – в которой дал несколько полезных советов молодым учёным.
Впрочем, даже далёким от мира науки они могут пригодиться. 

Когда я получил степень бакалавра, литература по физике казалась мне обширным неизведанным океаном, каждую деталь которого предстояло нанести на карту прежде, чем отправляться в самостоятельное плавание. Как мог я заниматься  чем-либо, не зная всего, что уже было сделано или открыто? К счастью, на первом году дальнейшего обучения я попал под крыло опытных учёных, которые в ответ на беспокойные возражения настаивали, что я должен взяться за исследования, постигая все необходимые знания в процессе работы. Пан или пропал. К моему удивлению, их совет сработал. Я быстро получил кандидатскую степень, хотя в то время почти ничего не знал о физике. Впрочем, я выучил один важный урок: не существует человека, знающего абсолютно всё – и вам ни к чему стремиться к этому.

Безымянный

Следующий урок )
donmigel_62: (кот - учёный)






Пустые слова: *краткая история термина «патриот»*

© Nam June Paik

Пустые слова: краткая история термина «патриот»

Политические термины не являются идеологически нейтральными, но, напротив, чаще всего являются инструментом актуальной политической борьбы или выражением существующей в обществе системы властных отношений. T&P сделали обзор работ крупнейших современных исследователей политической истории, выяснив, что те или иные термины означали в разное время и что за ними стоит сейчас.

Слово «патриот» происходит от римского patriota («соотечественник), которое, в свою очередь, происходит от греческого πατρίς («отечество»).

С 1720-х годов в английской политической риторике появляется термин «патриотизм», который с самого начала связывался с «общим благом», но вместе с тем имел характер оппозиционности по отношению к правительству. На протяжении второй половины XVIII века радикалы и консерваторы в британском парламенте боролись за право использовать патриотическую риторику. Политический контекст понятия «патриот» постоянно меняется на протяжении всего XVIII столетия, а вместе с ним и значение термина. Так в программной статье британского консерватизма «The Patriot» 1774 года литературный критик и публицист Сэмюэл Джонсон выступает с резкой критикой патриотов.

Хью Каннингэм подробно разбирает смысловые скачки, которые претерпевает понятие «патриот» в Англии в XVIII веке. В 1725 году внутри партии Вигов Великобритании возникает оппозиционная группа, назвавшаяся Патриотической партией, которая объединила некоторое число депутатов из обеих партий — Либеральной и Консервативной. Ее деятельность была направлена против коррумпированного главы правительства, неофициально названного первым премьер-министром, Роберта Уолпола. Представители внефракционной партии называли себя «патриотами», чтобы показать, что они заботились об общем благе, пытаясь, таким образом, легитимировать свою оппозиционность.


Аргументом в пользу оппозиционеров служило большое количество придворных ставленников в парламенте, которые, по их мнению, угрожали свободам граждан страны, перенося власть из парламента в министерства. Идеологию партии в 1720-30-х годах философ и государственный деятель Генри Сент-Джон Болингброк в ряде публицистических работ, в частности, в послании «The Patriot King», адресованном Принцу Уэльскому.

«Любовь к отечеству» была одним из ключевых понятий для мыслителей Просвещения. Философы противопоставляли верность стране верности церкви или монарху».

Как отмечает Каннингэм, идея Болингброка, которая идет от древнегреческих представлений о всеобщем благе, усвоенных через труды Макиавелли, состоит в том, что избежать деградации и коррупции можно только путем сохранения баланса между демократией, аристократией и тиранией (в британском контексте — между королем, Палатой лордов и Палатой общин). Особенную роль должен был играть король, потому что он стоит над партиями, а также является гарантом процветания страны, поддерживая коммерческое сословие. Болингброк был известным консерватором и якобитом, однако многие его идеи впоследствии повлияли на мыслителей просвещения и идеологов Американской революции. Болингброк выступал за существование систематической оппозиции правительству во избежание придворной олигархии. Патриотическая партия выступала против тирании, поэтому с понятием «патриот» начинают ассоциироваться оппозиционность по отношению к правительству, ко двору и к монарху, который наступает на гражданские свободы. Впоследствии именно эта идея патриотизма использовалась американскими колонистами в борьбе за независимость.

«Любовь к отечеству» была одним из ключевых понятий для мыслителей Просвещения. Философы противопоставляли верность стране верности церкви или монарху. Они считали, что клерикалы не должны преподавать в публичных школах, потому что их «отечество» находится на небесах. Еще в XVII веке Жан де Лабрюэр писал, что не бывает отечества с деспотизмом. Эту мысль продолжил в знаменитой Энциклопедии 1765 года Луи де Жокур. Отечество не может сочетаться с деспотизмом, потому что в основе нравственного блага лежит любовь к отечеству. Благодаря этому чувству гражданин предпочитает всеобщее благо личному интересу. При условии свободного от тирании государства гражданин чувствует себя частью содружества равноправных соотечественников. Патриотизм рассматривается философами, в основном, как одна из благодетелей. Монтескье в «Духе законов» писал, что всеобщее благо основывается на любви к закону и любви к отечеству. В предисловии к «Духу законов» в 1757 он вносит ясность: любовь к отечеству — это любовь к равенству, не христианская и не нравственная добродетель, а политическая. В то время как двигателем монархии является честь, двигателем республики является политическая (гражданская) благодетель.

«В издании 1775 года Уилкс добавил к дефиниции патриота в словаре новый контекст: «Ироническое прозвище того, кто стремится сеять раздор внутри парламента».

В 1774 году Сэмюэл Джонсон опубликовал эссе «The Patriot», в котором он описывает и критикует расхожие для того времени представления о том, кто такой патриот. Первая черта, которую он выделяет, это оппозиция двору. Также патриот часто выражает свою любовь к народу как единому гомогенному сообществу, что, по мнению Джонсона, в корне неправильно, так как существует гетерогенная масса из богатых и бедных, привилегированных и низших сословий и нужно ясно понимать, к какой части народа патриот обращается. Если он обращается не к высшим сословиям, которые будут регулировать низшие, а напрямую к бедным и непросвещенным, которых легко обмануть, то такой патриотизм нельзя назвать любовью к своей стране. Патриот печется о правах и постоянно напоминает народу о праве защиты от посягательства на то, что им по праву принадлежит. Джонсон осуждает расточительные обещания прав и свобод в угоду сиюминутных политических целей — например, чтобы пройти в парламент. Настоящий патриот понимает, что нельзя безоговорочно подчиняться воле избирателя, потому что мнение толпы изменчиво.

Статья Джонсона была написана перед выборами в Парламент 1774 года. Из статьи видно, что рассуждения Джонсона не имеют абстрактно-теоретический характер, а прямо связаны с актуальным политическим контекстом. Джонсон упоминает в тексте радикала Джона Уилкса, выступавшего с резкой критикой правительства и Георга III, а также боровшегося за более демократичное представительство в Парламенте. В 1774 году начинаются первые действия американских колонистов, направленные на борьбу за независимость. Уилкс выступал за независимость Американских колоний, о чем упоминается и в тексте Джонсона, который отзывается презрительно о патриотах, ставящих под сомнение власть государства над территорией. Таким образом, к 1770-м в Англии годам формируется новые коннотации с концептом «патриот». Патриот — политический деятель или журналист, борющийся за демократические реформы, выступающий против тирании монарха и за независимость Американских колоний. Важная роль здесь принадлежит Джону Уилксу, который в своей политической борьбе активно использовал риторику «любви к отечеству» и оправдание демократических преобразований древней либеральной традицией в Англии.

Джонсон все же пытается «очистить» значение термина «патриот» от нежелательных ассоциаций с радикалами, отмечая, что существуют все же «истинные патриоты». Уже в 1775 году, после победы Уилкса в выборах, Джонсон делает свое знаменитое изречение, возможно, самое известное англоязычное высказывание о патриотизме: «Патриотизм — последнее прибежище негодяя». Под негодяем подразумевался Джон Уилкс и его сторонники. Сам Джонсон был наиболее известен в качестве составителя «Словаря английского языка». В издании 1775 года он добавил к дефиниции патриота в словаре новый контекст: «Ироническое прозвище того, кто стремится сеять раздор внутри парламента». К 1775 году консерваторы проиграли лингвистическую войну радикальным либералам, им проще было отказаться от этого понятия вовсе. Сторонник реформ Джон Картрайт писал в 1782 году, что по-настоящему патриотом должен считаться не тот, кто противостоит испорченному министерству, а тот, кто стремится к восстановлению поруганных прав и радикальному преобразованию государственной системы, после которого будет ликвидирована тирания Георга III.

В начале 1790-х годов радикальная газета «The Patriot» выступает против деспотического произвола королевской власти. Если тирания угрожает свободам англичан, то свободные англичане должны встать в оппозицию под знаменем той либеральной традиции, которая была присуща Английскому государству с глубокой древности. По всей стране появляются «патриотические общества» и «патриотические клубы», выступающие против наступления на права и свободы. Во время борьбы американских колонистов за независимость, радикальная патриотическая риторика использовалась в борьбе с британским монархом. Идеологи движения за независимость и отцы-основатели США называли себя «патриотами».

«Во время Великой французской революции патриотическая риторика была одним из ключевых инструментов политической пропаганды. Один из самых известных лозунгов революции — «Отечество в опасности!».

Современный ученый Питер Кэмпбелл различает идеологию и риторику. Идеология — это набор принципов, способных мотивировать людей на какие-либо действия. Риторика — это стратегия построения речи, направленная на достижение нужных целей. По мнению Кэмпбелла, патриотизм 1750-1760-х годов еще не оформился в качестве идеологии оппозиции во Франции, поэтому патриотами могли называться люди с диаметрально противоположными взглядами на государственное устройство. К 1770-м годам становится очевидно, что античный республиканский идеал, когда представительская власть находится в руках привилегированного сословия, невозможен. Во время Великой французской революции патриотическая риторика была одним из ключевых инструментов политической пропаганды (один из самых известных лозунгов революции — «Отечество в опасности!»). «Любовь к отечеству» интерпретировалась как борьба за внесословную нацию, обладающую равными правами. В 1892 году был сформирован парижский батальон «патриотов 1789 года». В доказательство разницы в политической риторике Франции до революции и после, Кэмпбелл приводит пример из аббата де Вери: после революции уже нельзя было сказать «служу королю» — говорили «служу государству».

На протяжении двадцати двух лет войны с Францией, с 1793-го по 1815-й, либеральный патриотический язык активно использовался официальной английской пропагандой для достижения нужных задач. В это время, особенно после прихода к власти Наполеона, английское правительство призывало общество защищать свободу нации (нацию свободных людей), которой угрожает самовольный тиран (слово, особенно неприятное для английского слуха). Таким образом, правительство одновременно играло на связи либерализма с патриотизмом и, в то же время, старалось привить лоялистское употребление этого термина, когда быть патриотом означало защищать государство перед лицом захватчика. Страх перед иностранным захватчиком становится важным средством аккумуляции официального патриотического языка. Главный итог военных лет — сдвиг в сторону лоялисткого употребления слова «патриотизм» в Англии.

М. Одесский и Д. Фельдман отмечают, что вплоть до конца XVIII века термин «патриот» не был обиходным в России. Его потребление маркировало знакомство с просветительской литературой. Однако в царствование Павла I этот термин уже стараются избегать из–за ассоциаций с якобинским террором времени Французской революции. Для декабристов патриотизм был не только частью революционной риторики, но и частью националистического дискурса. Другими словами, осуждалось как верноподданничество в противоположность служению отечеству, так и предательство придворной элитой национальной самобытности русской культуры.

При Николае I, пишут М.П. Одесский и Д.М. Фельдман, концепт «патриотизм» с помощью теории официальной народности приравнивается к концепту верноподданства. Служить отечеству означало служить государю-самодержцу. Либеральной политической мысли Европы противопоставлялась национальная самобытность России, выраженная через концепт «народность». Устаревшая к тому времени в европейском контексте религиозная концепция власти, оправдывающая абсолютизм, получает новое оправдание в «истинной вере» — православии. Концепция официального патриотизма скоро начинает вызывать отторжение у интеллектуальной элиты российского общества. Для характеристики поверхностного, показного восхваления национальной самобытности специально придумывается понятие «квасной патриотизм». Термин патриотизм практически полностью теряет либеральные и революционные коннотации и становится негативно окрашенным для либеральных интеллектуалов.

«Появление термина «интеллигенция», по мнению М.П. Одесского и Д.М. Фельдмана, с самого начала связывалось с оппозиционностью официальному патриотизму».

Каннингэм считает, что вопреки распространенному мнению, патриотизм в радикальном понимании продолжал существовать в языке и в XIX веке. Еще один контекст этого понятия приходит в 1830-е годы во время чарстистского движения рабочего класса. Теперь радикалы считают истинными патриотами тех, кто выступает против социального рабства. В центре этого контекста — фундаментальная идея того, что после английской индустриальной революции парламент перестал говорить от лица народа и, следовательно, представлять его интересы, как это было завещано в конституции. Однако и этот контекст быстро ушел из политического языка радикалов Великобритании, и со второй половины 1840-х годов патриотизм все меньше связывается с оппозицией правительству. Во Франции, однако, ситуация была другая, так как революционные традиции и революционная риторика там постоянно актуализировались и во второй половине XIX века. Так в 1868 году Гюстав Флобер пишет Жорж Санд: «Патриоты не простят мне этой книги, равно как и реакционеры!». В 1871 году, во время Парижской коммуны, он писал своей племяннице Каролине: «Коммунар и коммунист Кордом в одиночке. Его жена хлопочет об его освобождении и обещает, что он эмигрирует в Америку. Третьего дня взяли также и других патриотов».

С 1870-х годов патриотизм в Великобритании резко переходит на сторону правоконсервативной империалистической риторики. Одной из самых важных характеристик радикального патриотического дискурса был его интернационализмы — патриоты разных стран считали друг друга единомышленниками в борьбе против реакционной деспотической власти. Во второй половине 19 века патриотизм радикалов воплотился в интернационализме рабочего движения и поддержки Севера в Гражданской войне США и встал под эгиду Либеральной партии Великобритании. В то же время патриотизм радикалов переместил фокус с внутренней политики на внешнюю.

В 1877-78-х годах в британской политической риторике появляется совершенно новая разновидность патриотизма — «джингоизм». Название происходит от одной из патриотических песен этих лет, распеваемых в лондонских пабах, с негативными высказываниями о России. Ключевым моментом здесь послужил так называемый «Восточный вопрос», когда перед правительством встал сложный вопрос: стоит ли поддержать Оттоманскую империю ради национальных интересов в ущерб интересам Российской империи. Таким образом, джингоизм с самого начала связывался с так называемой «консервативной русофобией» (существовала и «левая русофобия», характеризовавшаяся беспокойством по поводу реакционной политики Российской империи). Усилиями организации Worksmen «s Peace Association и Peace Society удалось предотвратить военное вмешательство Великобритании. Тем не менее, волна джингоизма на некоторое время захватила публичную политику Великобритании, вызвав беспокойство в либеральных и радикальных кругах. Патриотизм теперь ассоциировался с милитаристической политикой, осуществляемой премьер-министром Бенджамином Дизраэли, а либералы и социалисты потерпели поражение в борьбе за патриотическую риторику. С этого времени — не только в Англии — утверждается консервативный патриотизм, ставший важным инструментом империалистической политики.

В России в эпоху Александра III негативная окраска термина «патриотизм» только усиливается. Появление термина «интеллигенция», по мнению М.П. Одесского и Д.М. Фельдмана, с самого начала связывалось с оппозиционностью официальному патриотизму. Иронически именуемый либеральной интеллигенцией «казенным патриотизмом», этот вид патриотизма с последней трети XIX века означал крайне агрессивную, ксенофобскую риторику, направленную против любого инакомыслия. Если правительство притесняло враждебные группы с помощью законодательства и репрессий, финансируемая правительством «патриотическая» интеллигенция выступала с крайне агрессивной риторикой. Так законодательно закрепленное конфессиональное неравенство, главным образом, по отношению к российским евреям, в среде «казенных патриотов» выливалось в агрессивный антисемитизм, инициирующий погромы.

«Термин «патриотизм» в контексте советской журналистики 1970-80-х годов обретает ярко выраженную шовинистическую, этнонационалистическую окраску».

М.П. Одесский и Д.М. Фельдман также подробно рассматривают идеологему «патриот» в истории Советского государства. Во время Гражданской войны большевистской пропагандой использовался видоизмененный лозунг Великой французской революции: «Социалистическое отечество в опасности!». Прибавка слова «социалистическое» означала скрытый пропагандистский маневр: рожденное Октябрьской революцией «отечество» мирового социалистического движения находится в прямой опасности военной интервенции. Таким образом, соединялось консервативное и леворадикальное понимание патриотизма. В 1930-е годы вместе с концепцией «построения социализма в отдельно взятой стране» такое соединение национального и интернационального только усиливается. Кульминация этой идеологической конструкции, отмечают Одесский и Фельдман, стала национализация сталинской политики в послевоенный период. 24 мая 1945 года Сталин объявляет о «руководящей роли» русского народа в СССР. Таким образом, Советское государство прямо переходит на позиции консервативного патриотизма эпохи дореволюционной России с ярко выраженными чертами этнического национализма и агрессивной милитаристской риторикой. Именно это имеет в виду Джордж Оруэлл, который в известном эссе «Заметки о национализме» современную форму национализма называет «коммунизмом», сравнивая его с британским «джингоизмом» XIX века. В том смысле, в котором «русофилы» и «попутчики» считают СССР родиной всех социалистов и, следовательно, должны безоговорочно поддерживать любые внешнеполитические шаги Советского Союза, чего бы они ни стоили другим государства.

В среде советской интеллигенции эпохи «оттепели» прослеживается возвращение либерального патриотического дискурса XIX века. Вновь возникает противопоставление «верноподданнической» модели патриотизма и идеи служения отечеству, а не государству, в данном случае, уже в советском контексте. Когда эпоха «оттепели» сменилась эпохой «застоя», в среде интеллигенции сформировалось два лагеря: «национально-патриотический» и «либеральный». Их противостояние резко усилилось в эпоху «перестройки». Термин «патриотизм» в контексте советской журналистики 1970-80-х годов обретает ярко выраженную шовинистическую, этнонационалистическую окраску. В то же время, М.П. Одесский и Д.М .Фельдман отмечают, что «верноподданнические» и ксенофобские традиции, которые высмеивались либеральной интеллигенцией эпохи «перестройки», были отнюдь неочевидны, а большинством термин патриотизм воспринимается, в первую очередь, с точки зрения любви к отечеству и готовности защищать свою страну перед иностранным захватчиком. Подобно тому, как когда-то радикальная оппозиция в Англии проиграла консерватизму борьбу за использование патриотической риторики в интересах своей идеологии, перестроечная либеральная интеллигенция проиграла ту же самую борьбу, самостоятельно употребляя термин «патриотизм» в самом знакомом им значении — шовинистическом.

aDKx4jLr_bI

Пример современного употребления:

«Лингвострановедческие наблюдения. Я вот давно заметил, что местные фашисты любят называть себя патриотами, а чужих патриотов — фашистами». Лев Рубинштейн. Facebook.


Пустые слова: краткая история термина «нация» -
http://donmigel-62.livejournal.com/82152.html

Пустые слова: краткая история термина «национализм» - http://donmigel-62.livejournal.com/100228.html


Список литературы:

Ш. Монтескье. Дух законов.
С. Джонсон. The Patriot.
П. Кэмпбелл. Language of patriotism
Х. Каннингэм. The Language of patriotism, 1750-1914.
М.П. Одесский, Д.М. Фельдман. Поэтика власти.

donmigel_62: (кот - учёный)

Как мы самостоятельно, без издательства, выпустили книгу

image
О том, как мы пришли к идее издания книги, я рассказал в предыдущем посте. А тут я постараюсь рассказать про взаимоотношения с издательствами и почему в итоге мы сами выступили в качестве издательства; про то, как искали, где печатать книгу, и несколько курьезных моментов из этого; про подготовку макетов книги; про взаимоотношения с типографией и, наконец, как происходила непосредственно сама печать книги.

Вот основные стадии книги — от замысла, до выхода в свет:


  1. Автор

    • идея книги и концепция;

    • написание книги.


  2. Издательство

    • оформление (макет, фотографии, рисунки, графика);

    • обложка;

    • корректура текста;

    • подготовка макетов к печати;

    • деньги на печать книги.


  3. Типография

    • контроль макетов перед печатаю;

    • печать книги;

    • упаковка (если требуется).


  4. Дистрибьютер

    • Когда все стадии успешно пройдены, книгу, по обыкновению, развозят по книжным магазинам. И этими вещами занимается кто-то вроде дистрибьютора. Но бывает, что в крупных издательствах это подразделение интегрировано в компанию и, значит, опять в игру вступает издательство. А небольшие издательства отдают эту функцию на сторону.


  5. Книжные магазины

    • Затем книги появляются на полках книжных магазинов. Как правило, происходит это одновременно во всех книжных магазинах, так как договора у дистрибьюторов уже заключены с большим количеством магазинов (с основными уж наверняка).




И вот только после всего этого читатель может получить книгу в руки и, если она ему понравится, купить ее, и, если дойдут руки, будет время и сойдутся звезды, начать читать, и, возможно, прочитать до конца. Не считая последней стадии, на всё это потребуется от полугода и более. Мы справились за минимальный срок.

Теперь, когда вы немного лучше представляете общую картину, я могу приступить к рассказу.


Стадия №1: Автор

Идея написать книгу пришла мне в конце весны 2013 года. Концепция была описана вечером за чаем. После этого я попросил Машу, своего компаньона, сделать приблизительный набросок книги. Она справилась с задачей за два дня. После этого Ксюша сделала первый пробный макет одного из разворотов книги. Это я, конечно, описал все в общих чертах, но примерно так все и было. Потом я приводил текст в надлежащий вид, Анатолий проверял его на ошибки и все такое. Все, с этим можно было уже идти в издательства.

Стадия №2: Издательство


И мы пошли: разослали свои «рукописи» по всем известным издательствам и стали ждать. День ждем. Неделю ждем. Три ждем. Устали ждать.

Тут у меня закрались первые сомнения — а верным ли путем мы идем? Не может же все так происходить с каждой книгой, которая стоит на магазинной полке!?

И тут как раз приходят сразу ответы от двух издательств:
Первый: «Так и быть, издадим вашу книгу, заплатим вам 6% после продаж».
Второй: «Хорошая книга, готовы напечатать и отдать вам 300 книг за это».

Оказывается, авторам предлагают от 5 до 10 процентов с продаж. Причем с какой именно цены — не говорят, а когда начинаешь выяснять, то оказывается, что с оптовой цены. А оптовая цена составляет менее трети розничной цены. Например: книга на полке стоит 500р., оптовая цена ее около 150р., значит, автору полагается максимум 15 рублей. Обычно печатают 5000 экземпляров, умножим их на 15 рублей, получим 75000р. Это при хорошем раскладе! Обычно получается меньше. Когда именно автор получит деньги на руки — тоже тема темная, думаю, все зависит от перспективности книги и от отношения к этому самого издательства.

Так устроен рынок. Хорошо это или плохо, но он так сложился и так работает. Но мы этим вариантам явно не симпатизировали и пришлось искать свой путь. И мы его нашли: печатать книгу самим и будь, что будет!

Забегу немного вперед и скажу, что нам в итоге сделали предложения все без исключения топовые издательства России после того, как мы собрали деньги на печать через краудфандинг. Кстати, о том, как мы собирали деньги, можете прочитать все в том же прошлом посте.

Если в схеме теперь нет издательства, это не означает, что его функции никому делать не придется. Напомню их: макет, оформление, верстка, фотки, рисунки, обложка, подготовка к печати, взаимоотношения с типографией и… деньги на печать. Надо, значит, надо.

Перед сдачей книги в печать мы напечатали пробный образец, который мы сделали на основе набросков, но он нам совсем не понравился. Одно дело — смотреть на книгу через экран компьютера, другое дело — держать ее в руках. Вот как выглядел этот экземпляр:
image

После этого мы решили все переделать полностью. Макет и рисунки сделала Ксюша под небольшим моим руководством. Фотки для внутреннего наполнения я сделал сам. Верстку для типографии Ксюша делала самостоятельно и теперь она в этом гуру. Обложка… непонятно как ее делать было, мы сделали как могли: поехали с сыном к знакомому фотографу (спасибо Диме огромное за безвозмездную помощь!), взяли с собой пару халатов и ящик с реквизитом для опытов. Было уже около 10 вечера, Марку нужно было на следующий день идти в школу, но, надо отдать и ему должное, отработал он этим вечером спокойно и по-взрослому. Сделано было около 300 фотографий. Чего мы только не вытворяли на них!
image

В итоге была отобрана лишь одна (вернее — две, на заднюю сторону обложки тоже).

image

Конечно, мы многие дела делали параллельно, вы не подумайте, что мы действовали по какому-то четкому алгоритму. Поэтому была сделана куча лишних телодвижений, но, оглядываясь назад, могу сказать — они были не напрасны. Теперь издать десяток-другой книг нам как раз плюнуть. Перед разговором о типографии расскажу, как мы определялись с форматом книги. Мысли, конечно, были, но хотелось знать, как делают другие. Поэтому для начала мы закупились детскими книгами самого разного направления. Оказалось следующее:

  • чаще всего используется твёрдая обложка;

  • самый распространенный формат издания — от А4 до А5;

  • тираж, в среднем, до 5 тысяч экземпляров (чаще — меньше, очень редко бывает больше);

  • разброс цен от 200 рублей до тысячи и более (твёрдая обложка – от 500 рублей);

  • DVD с книгой мы не встретили.


image

В итоге, после долгих поисков своего формата, мы остановились вот на этом:

  • бумага мелованная матовая, 160 г/м, Германия, 80 полос, 4+4;

  • ламинация на обложку;

  • обложка – картон Суражский обложечный 1050х920 тол.2.5мм.


Так как хотели еще добавить DVD к каждому экземпляру книги, то пришлось еще разбираться с тиражированием дисков. Но это дело, как оказалось, более понятное. Мы зашли в интернет, набрали в строке поиска «тиражирование дисков» и все, что нужно, нашли. Диски нам обошлись в 43250 рублей за 5000 шт. Это с печатаю на диске и целлофановыми пакетиками для каждого.

image

А вот с поиском типографии все обстояло совсем иначе. Сначала мы начали опрашивать знакомых и получили контакты якобы недорогих типографий. Те нас уверяли, что дают самые низкие цены, которые были от 500 000 рублей за 5 000 экземпляров, плюс упаковка, вложение диска, и прочие «непредвиденные» расходы. Поиск в Интернете не дал никаких толковых результатов, потому как более-менее конкретных данных про печать книг (цены, сроки, особенности и т.д.) там нет. Да и отдавать в печать книгу куда попало было бы очень опрометчиво, ведь сумма для нас совсем не малая. И тут совершенно случайно ответ был найден сам собой. К тому времени мы уже пришли к решению собирать деньги на печать книги через краудфандинг и я изучал успешные проекты в той сфере. В качестве примера взял проект, который недавно собрал деньги на детскую книжку. Познакомились с автором проекта, и он-то и дал наводку на то место, где он печатал книгу. Это была типография «Парето-Принт» из Твери. В той типографии нам сразу дали цену в 350 000 рублей за 5 000 экземпляров, а еще за 40 000 рублей согласились упаковать каждую книгу и вложить в нее диск.

Деньги на печать книги мы собрали через краудфандинг, но об этом я уже не раз писал на хабре.
image
Все, мы выполнили все функции издательства! Но тревога в душе была до последнего момента, пока я не взял в руки экземпляр готовой книги. Она оказалась «настоящей», живой, замечательной! Даже лучше книги, которая была у меня в голове.

Для полноты картины нужно еще описать пару моментов, без которых книга была бы не книга. Для того чтобы издать книгу «по всем правилам», следует обратиться в Российскую книжную палату, где требуется получить несколько регистрационных номеров. В РКП люди работают на удивление адекватные и шустрые. Телефон всегда доступен, отвечают на все вопросы спокойно и доходчиво, регистрационные номера выдаются чуть ли не на следующий день после подтверждения получения денег бухгалтерией с их стороны. Занимался этим вопросам Анатолий и вот, что он сказал после завершения: «Честно говоря, я не раз сомневался, что имею дело с российскими чиновниками. Что ж, очень приятный сюрприз».

Изначально вы пишите запрос по форме, которую вам высылают на почту (или которую можно скачать на сайте РКП). Через несколько часов вам в pdf присылают счёт и договор (который можно заполнить от руки, поставить печать и выслать им скан). Оригинал привозите, когда приедете получать номера. На всё про всё – 2-3 рабочих дня.
Итак, что вам нужно? Прежде всего – УДК/ББК и ISBN.
Запросы на эти номера отличаются по форме, но практически одинаковые по содержанию, в них отражаются все данные юрлица, которое будет выпускать книгу. Да-да, чтобы издать книгу, вам требуется юрлицо. Учтите это! Благо, мы об этом задумались сильно раньше, и это «лицо» у нас уже было.

Обратите внимание, что УДК и ББК нужен один раз на серию. То есть, к примеру, у нас планируется четыре тома в рамках серии «Простая наука», нам достаточно получить УДК/ББК один раз. Собственно, в нашем случае в Книжной палате сказали, что достаточно получить только УДК. А вот международный книжный номер (International Standard Book Number) нужен на каждое издание.

Естественно, что их получение – дело не бесплатное, но вполне демократичное. УДК стоит 1534 рубля, а ISBN – 1652 рубля. В итоге, мы все оплатили и получили эти номера.
image

Стадия №3: Типография


Теперь про взаимоотношения с типографией и про саму печать книги. Как я уже сказал, мы печатались в ООО «Издательско-полиграфический комплекс Парето-Принт». Не сочтите за рекламу, но это по праву один из лучших ИПК в России. А с учётом, как недалеко они от Москвы и наличия офиса в Москве, конкурентов у них немного. Если вообще есть.

А теперь про один минус. Заключение договора с этой компанией – дело совсем не хлопотное, но требующее определенного времени из-за большого количества согласований с их стороны. Делать ничего не надо, просто ждать. Ребята явно экономят на количестве менеджеров, которые не успевают обрабатывать запросы всех клиентов. Это наше сугубо личное мнение, которое продиктовано огромным количеством попыток связаться с нашим менеджером для оперативного уточнения того или иного вопроса. На оперативность уходило 1-2-5 дней, вместо простого ответа на вопрос по телефону (который не поднимали и не перезванивали) или ответа на e-mail. На помощь менеджерам всегда приходит (в нашем случае) директор по продажам в Москве. Телефон у него всегда доступен, ответит, узнает, перезвонит.

Когда мы доделали все макеты по их требованиям и получили нужные одобрения, настал период ожидания очереди в печать. Непосредственно производственный цикл по печати книги занимает 2-3 дня, а печать на машине – всего несколько часов. Однако после поступления файлов на ftp типографии до выдачи тиража проходит 2-3 недели. Обычно все же две. Я присутствовал во время процесса печати нашей книги и своими глазами видел, как щепетильно они относятся к каждому изданию. Полагаю, что те две недели перед печатаю они тоже не просто так взяли.

Типография открыта к общению, даже пустили посмотреть на сам процесс. Я смог снять небольшое видео, как печаталась книга «Простая Наука»:


В итоге книга была передана в стороннюю логистику день в день, как было указано в соглашении. Это круто! Сама доставка была не без приключений, но это к процессу печати книги мало относится, поэтому рассказывать не буду.

Продажа книг


Книга напечатана и находится у нас на складе. Теперь дело за продажей. И это отдельная история, которая только-только началась, но, чувствую, что она будет не менее увлекательной. Так что если у кого есть идеи, как и куда реализовывать книгу — буду очень признателен. Особенно, если это будут контакты конкретных толковых людей или компаний. И, кстати, сдается мне, что у нас нет выбора, иначе как идти каким-то кривым и окольным путем, ведь мы планируем издать четыре книги из серии «Простая Наука».

Купить книгу для детей можно пока только на нашем сайта. Но правда одни ребята из Минска уже распространяют книгу по Белоруссии. Вот тут их контакты.

В январе выходит вторая книга из серии «Простая наука», в марте — третья и в июле — четвертая.
image

Кстати, чуть не забыл! Я в данный момент двигаюсь на машине в сторону Большого Адронного Коллайдера, а именно в ЦЕРН что в Женеве, где мне обещали сделать хорошую экскурсию и показать много интересного. Если у кого есть какие-то идеи что там можно разузнать интересного или какой-то вопрос мучает давно уже про коллайдер — пишите. Я все постараюсь выведать и, даже, заснять на видео и фото.

http://habrahabr.ru/company/gtv/blog/208168/
donmigel_62: (кот - учёный)

В изучении второго языка нам помогают зеркальные нейроны

Mirror-Neurons

Научные сотрудники Университета штата Аризона считают, что зеркальные нейроны, тип нервных клеток, отвечающих за процесс понимания вещей и действий, которые мы видим и слышим, также играют важную роль в изучении второго языка во всех его контекстах, культурных форм, слов, выражений и фраз.


Задачей нового проведенного специалистами исследования являлось определение тех механизмов, которые человеческий мозг использует для сбора, принятия, обработки и определения информации, поступающей на него из окружающей его среды. Ученые считают, что ответы на эти вопросы помогут разработать более эффективные методы изучения вторых языков. И в этом плане ученых из Университета штата Аризона особенно заинтересовала система зеркальных нейронов, изучением которых в последнее время они и занимались. Интересной особенностью этого исследования оказалось то, что ученые смогли определить параметры этой системы, используя при этом всего лишь лингвистические материалы.

Что еще более интересно, изменения в работе системы напрямую были связаны с визуальным восприятием тестируемых субъектов. Портал Science Daily пишет, что в рамках этого исследования было впервые показано, каким образом механизм выбора и использования тех или иных слов и фраз может определять способ того, как мы визуально воспринимаем окружающий нас мир. Вы удивитесь, но в рамках исследования ученые использовали набор из самых простых фраз, вроде: «Кэмерон дала Аннегрейс карандаш».



«Мы решили проверить какая часть системы зеркальных нейронов, являющаяся частью моторной системы, используется в нашей симуляционной среде. Система этих нейронов активировалась в обоих случаях: тогда, когда человек совершал действие (то есть передавал карандаш) и тогда, когда он наблюдал за этим действием (то есть видел момент передачи карандаша)», — говорит Артур Гленберг, профессор психологии из Университета штата Аризона.



«По нашему мнению, система зеркальных нейронов позволяет нам делать вывод о намерениях в действиях людей. Например, когда Джейн видит как Кэмерон совершает действие, ее система зеркальных нейронов резонирует, и Джейн начинает понимать, почему Кэмерон собирается передать Аннегрейс карандаш, а также почему Кэмерон передает Аннегрейс этот карандаш», — добавляет ученый.


Детали этого исследования были опубликованы в последнем номере научного журнала Frontiers in Human Neuroscience, в котором Гленберг, бывший преподаватель психологии Ноа Зарр, а также выпускник университета Райан Фергюсон объясняют этот метод: как изучаемый язык изменяет поведение системы зеркальных нейронов.



«Система зеркальных нейронов связана со многими видами социального поведения, вроде действий, понимания, сопереживания, а также понимания языка. Да, предыдущие исследования действительно показали, что адаптация этой системы может влиять на понимание языка. Однако пока никому еще не удалось продемонстрировать, что сам процесс языкового понимания может менять поведение системы зеркальных нейронов», — подытоживает Гленберг.


donmigel_62: (кот - учёный)

Пустые слова: краткая история термина «национализм»

Политические термины не являются идеологически нейтральными, но, напротив, чаще всего являются инструментом актуальной политической борьбы или выражением существующей в обществе системы властных отношений. Это обзор работ крупнейших современных исследователей политической истории, для выяснения того, что те или иные термины означали в разное время и что за ними стоит сейчас.


Пустые слова: *краткая история термина «национализм»*

© KatharinaFritsch

Как отмечает А.И. Миллер, понятие «национализм» в России в конце XIX — начале XX веков имело негативные коннотации в среде левой и либеральной интеллигенции. Так в статье для словаря Брокгауза и Эфрона, написанной В. Соловьевым, национализм характеризуется как «знамя дурных народных страстей» и «переразвитие национального чувства», а смешение его с понятием патриотизма называется «ошибочным». По мнению Миллера, правящая династия в Российской империи больше, чем какая-либо другая из европейских монархий, стремилась избегать «национализации» государства. Хотя политическое устройство империи в корне противоречит национализму, правящая элита империи Романовых с середины XIX века все же пыталась воспроизвести некоторые элементы националистического дискурса и утвердить высший статус русского языка и русской национальности под воздействием внешнеполитических факторов (как, например, в сфере языковой политики на западных окраинах империи).


По мнению Хабермаса, изначально противоречивое соединение идеи нации с универсальным пониманием конституционного государства возможно только в том случае, если нации не приписываются натуралистические черты. Причиной сложившегося позже натуралистического понимания нации была невозможность объяснить естественность складывания границ территории, внутри которой граждане обладают естественными правами. Территориальные границы государства складываются под воздействием множества случайных исторических факторов — итогов войн и гражданских конфликтов. Практический ответ на это противоречие, который дал национализм, не может иметь непротиворечивое теоретическое обоснование, например, в идее права каждой нации на самоопределение. Стремление нации обрести свою государственность, описываемое в терминах «пробуждения» наций (когда на самом деле происходило их создание), Геллнер называет ирредентизмом. Этот период длился до 1918 года, когда произошло тотальное перечерчивание границ европейских государств. Неслучайно примерно с этого момента и до настоящего времени в европейских языках страны как субъекты мировой политики принято называть «нациями» (пример — Лига наций, идеология которой сформировалась еще в первые годы Первой мировой войны). Принцип ирредентизма как стремления каждой культуры обрести государственность обречен на поражение, так как при существующем количестве различных культур, такое же количество государств просто не уместилось бы на Земле.

«По Бройи, национализм — это инструмент элиты в политической борьбе, который приравнивает понятие культурной уникальности к концепту нации-государства для мобилизации масс с целью захвата власти».

По Бройи, национализм — это такой инструмент элиты в политической борьбе, который приравнивает понятие культурной уникальности к концепту нации-государства для мобилизации масс с целью захвата власти. Бройи выделяет три основных функции националистических идей, как они мыслились в XIX веке — координации, мобилизации и легитимации. Координация предполагает внедрение в элиты понятия об общих интересах. Так было в случае венгерского национально-освободительного движения, которому способствовал тот факт, что империя Габсбургов было феодальным государством, в котором местная власть принадлежала привилегированному сословию. Мобилизация понимается как обеспечение националистическим идеям широкой поддержки масс населения. Легитимация подразумевает оправдание националистического движения перед лицом государства и внешних сил. Примером последней служит греческое националистическое движение внутри Османской империи, черпавшее поддержку в западном общественном мнении.

Вместе с тем, Бройи приводит три разных понимания национализма — как политического движения («национальное движение»), как формы выражения национальных чувств и, наконец, как идеологической доктрины. Последняя начинает формироваться еще в первой половине XIX столетия под влиянием романтизма. Геллнер отмечает, что европейский романтический национализм поэтизировал деревенскую «народную» культуру в противоположность культуре аристократической, которая, в сущности, была культурой военного сословия. Кроме того, это раннее течение означало бунт против интеллектуально универсализма, метафизику физического самоутверждения (деревенский труд крестьянина) и превалирование чувств над холодной рассудочностью. Как только к этому национализму прибавилась милитаристическая агрессия, он потерял свою былую невинность.

Ханна Арендт в «Истоках тоталитаризма» пишет, что империализм второй половины XIX века родился в тот момент, когда буржуазия натолкнулась на национальные преграды своей экономической экспансии. Национальное государство не может обладать безграничным ростом, так как такой рост всегда означает захват другой нации. К концу XIX века все большее количество людей в разных странах ощущало кризис национальных европейских государств, который являлся политическим выражением кризиса экономического. Первые антисемитские партии в Германии, пан-движения (панславизм и пангерманизм), империализм — все это отличалось, в первую очередь, оппозиционностью к национальному государству, позицией «партии над партиями», которая означала претензию говорить от имени нации, обходя государство, так как сама логика партийности основана на вере в национальное государство. Это роднит все названные движения с возникшими впоследствии тоталитарными движениями — нацизмом и большевизмом. Нацисты не были националистами, а их реакционная пропаганда скорее была адресована «попутчикам».

«Сущность ксенофобии заключается не в страхе перед размыванием культурных границ и стиранием социокультурной уникальности, а в страхе перед неизвестным будущем, перед разрушением привычных социальных связей и совместной принадлежности некому целому».

Наднациональный подход в корне отличает нацизм от крайней формы национализма в виде муссолиниевского фашизма (которого нацисты сторонились и даже отзывались о нем пренебрежительно) и в гораздо большей степени сближает его, по мнению Ханны Арендт, с большевизмом. Истиной целью фашистов был захват власти партийной элитой, что было традиционной формой партийной диктатуры. Нацизм и большевизм же отменили саму форму национального государства. Корни этого переустройства лежат в пан-движениях. Их племенной национализм, или трайбализм, не ограничивался рамками одной нации. По причине того, что не все нации обрели суверенные государства с четко очерченной территорией во второй половине XIX века, возникло так называемое «племенное сознание». В результате, нация начинает пониматься как некая данность от рождения, для которой необязательно даже знание культуры и языка. Как отмечает Арендт, такой расистский поход превращал народы в подобие видов животных.

Главным источником тоталитарных движений XX века Ханна Арендт называет внезапно появившиеся из среды крестьянства деклассированные массы. Это совпало с упадком партийной системы в Европе. К началу Второй мировой войны практически не существовало ни одной европейской страны, которая не приняла бы ту или иную форму диктатуры. Партийная система национального государства базируется на защите партиями интересов различных классов, которая обеспечена партийной программой. Нацисты всячески подчеркивали ненужность своей программы, апеллируя к массам, к толпе. Главным инструментом воздействия на электорат становятся глубоко заложенные в сознании масс племенные мифы и предрассудки. Для того, чтобы поддерживать эту атомизированную массу, тоталитарным движениям необходимо было ликвидировать любые зачатки классовости. Так поступает Сталин после 1929 года, планомерно уничтожая классы и классовое сознание в рамках Советского государства — сначала крестьянство (с помощью коллективизации и искусственного голода), затем рабочий класс (при помощи разобщающей стахановской системы и введенных в 1938 году трудовых книжек), и, наконец, бюрократию путем физического уничтожения административной, военной и партийной аристократии советского общества.

По мнению Хобсбаума, самое ранее понятие о нации — либеральное — не имело отношения к этноязыковому аспекту. Цель такого национализма состояла в расширении гражданского и культурного сообщества через привлечение народных масс к участию в политической жизни, что прямо противоположно по направленности этническому сепаратизму, стремящемуся к отделению и дроблению. Более поздний национализм нуждается в этнической идентичности для заполнения идеологической пустоты и обеспечения нации исторической родословной. Бройи считает, что этническая идентичность никак не могла быть институциализирована до появления нации, что исключает их прямую связь. Крупнейшие институты доиндустриальной эпохи — церковь и монархические династии — зачастую находились в конфликте с этнической идентичностью. Если считать язык главным признаком этнической идентичности, то язык также не дает возможности для прямой связи этноса и нации. Дело в том, что письменный язык, сформировавшийся на основе нескольких диалектов разных местностей, был институциализирован также в современную эпоху — именно тогда, когда он приобрел политическое значение в праве, массовом образовании и экономике. Если язык не получает это политическое измерение, то он попросту вымирает, становится достоянием энтузиастов от культуры.

Энтони Смит выделяет «органический национализм», утверждающий, что в основе нации лежит этнос как генетическое образование. Теоретик такого подхода Пьер ванн ден Берге считает, что этническая идентичность определяется генетическим родством, подобным «семейственности», и это родство якобы автоматически считывается представителями данного этноса. Таким образом, Берге ставит знак равенства между внешним обликом людей и их культурой. Смит показывает, что ввиду исторической изменчивости этноса и невозможности для его представителей внешне определить предполагаемое родство, «генетический» подход, применяемый Берге, не выдерживает критики. Крупнейший исследователь этноса Фредерик Барт считает, что основа этнической идентичности лежит в сфере социальных отношений и поведенческих моделей. Этническая группа определяется социальной границей, отделяющей ее от других групп, а стабильность этнических групп обеспечивается набором правил и предписаний, регулирующих ситуации контакта с другими группами.

Наконец, Эрик Хобсбаум, характеризуя современную «национальную» ксенофобию, подчеркивает, что она строится на отделении «чужих» как «неподлинных» представителей данного сообщества, что зачастую связанно с банальной проблемой безработицы. Сущность ксенофобии заключается не в страхе перед размыванием культурных границ и стиранием социокультурной уникальности (самые радикальные ксенофобские группы — особенно среди молодежи — чаще всего вполне интернациональны по внешнему виду и идеологии), а в страхе перед неизвестным будущим, перед разрушением привычных социальных связей и совместной принадлежности некому целому. Этот страх, вместе с конструированием образа чужака-врага, становится особенно актуальными в период распада общества, экономической нестабильности и социальной незащищенности. Когда «воображаемые сообщества» (нации, этнические группы) становятся последним прибежищем, основным критерием принадлежности к ним оказывается отделение тех, кто к ним не принадлежит. В современной ситуации уже невозможно описывать мировую политику в терминах «нации» и «национализма», как это было в XIX — начале XX веков, а национальная и этническая идентичность носит скорее ситуативный характер в зависимости от конкретных обстоятельств.

Это же отмечает Сэмюэл Хантингтон, говоря о том, что в современном мире после «холодной войны» важны уже не политические или идеологические различия, но прежде всего культурные, а общества, объединенные идеологией, но разделенные культурными различиями, чаще всего распадаются (пример — СССР). В таком мире, где посредством глобализации ослабевает контроль государства над культурной идентичностью, человек определяет себя посредством происхождения, языка, религии, истории, идентифицируется с социальными группами. Говоря об экономическом аспекте этих процессов, В. Малахов приводит довод, что тенденция к форсированию культурных различий порождена глобальной маркетизацией культуры, когда государства, руководствуясь бесконечным спросом мирового культурного рынка на разнообразие, стимулируют интерес к региональным культурам, культурным меньшинствам и этническим группам. Локальная политика становится политикой этнической и расовой принадлежности, а глобальная — политикой цивилизаций. Именно с этим Хантингтон связывает возникновение фундаменталистских течений в различных религиях, заполнивших идеологический вакуум после краха коммунистических государств. Таким образом, национализм далеко ушел от первоначальной связи с идеей нации, из–за чего можно наблюдать появление таких понятий, как «этнонационазизм», «религиозный национализм», «расовый национализм» и других.

Список литературы:

А. Миллер. Империя Романовых и национализм.
Дж. Бройи. Nationalism and state.
Х. Арендт. Истоки тоталитаризма.
Э. Смит. Национализм и модернизм
С. Хантингтон. Политический порядок в меняющихся обществах.
Ф. Барт. Этнические группы и социальные границы.
В. Малахов. Культурные различия и политические границы в эпохуглобальных миграций

Пример современного употребления:

«У националистов идет крайне сложный и болезненный процесс идеологического размежевания, и конечно же, мы все должны поддержать тех, кто выступает с идеями равенства перед законом и соблюдения прав человека. Таких очень много и большинство на Русском марше должно быть именно таким». А. Навальный, «Живой журнал»
_____________________________________________________________________________________________

Пустые слова: краткая история термина «нация» -

http://donmigel-62.livejournal.com/82152.html

donmigel_62: (кот - учёный)

Нобелевский лауреат объявил бойкот ведущим научным журналам.

Рэнди Шекман говорит, что его лаборатория больше не будет отправлять статьи в Nature, Cell и Science, поскольку они извращают науку.
Ведущие научные журналы мешают научному процессу. Это «тираны», которых надо сбросить с трона!

Вот как высказался, объявляя им бойкот, американский биолог Рэнди Шекман, получающий сегодня в Стокгольме Нобелевскую премию по физиологии и медицине. Его лаборатория больше не будет отправлять статьи в журналы Nature, Cell и Science, прославленные и легендарные.

По его словам, желание увидеть свою работу в «элитном» журнале побуждает исследователей срезать углы и заниматься тем, что считается модным, а не тем, что важнее для науки. Проблема, говорит он, ещё и в том, что редакторы никогда не были учёными, это профессионалы исключительно издательского дела, которых интересует прежде всего шумиха, сенсация, фурор.
Рэнди Шекман работает главным редактором научного интернет-журнала с бесплатным доступом. Возможно, именно этим обусловлена острота демарша. (Фото AP.)

«Я учёный, — пишет г-н Шекман в британской Guardian. — Мой мир — это мир профессионалов, которые делают великое дело в интересах человечества. Но он обезображен нецелесообразными стимулами. В нём преобладают структуры, поощряющие стремление к личной репутации и продвижению по службе, и поэтому наибольшее вознаграждение получает тот, кто берётся за самую модную работу, а не тот, кто работает лучше всех. Те из нас, кто следует этим стимулам, мыслят вполне разумно (я и сам следовал им), но не всегда наилучшим образом служат интересам своей профессии, не говоря уже об интересах человечества и общества.



Мы все знаем, что извращённые стимулы наделали в финансовой и банковской сфере. Разница лишь в том, что я и мои коллеги получаем не огромные денежные премии, а профессиональные награды по результатам публикаций в престижных журналах — в основном это Nature, Cell и Science.

Эти элитные журналы должны быть воплощением качества, должны публиковать только лучшее. Поскольку финансирующие организации и ведомства, принимающие кадровые решения, видят в этих журналах лакмусовую бумажку науки, появление на их страницах повышает твои шансы на грант и профессорское звание. Но репутация больших журналов не совсем заслужена. Хотя они публикуют много выдающихся работ, это далеко не единственное, что они издают. К тому же они не единственные, кто даёт дорогу выдающимся исследованиям.

Эти журналы щепетильно относятся к своим брендам, заботясь больше о подписке, чем о стимулировании самых важных исследований. Подобно модельерам, которые выпускают сумки и костюмы ограниченным тиражом, они знают, что дефицит подогревает спрос, поэтому искусственно снижают количество принимаемых работ. Затем для рекламы эксклюзивных брендов проделывается трюк под названием "импакт-фактор" — измеряется, сколько раз опубликованные в данном журнале статьи цитируются в последующих исследованиях. Чем лучше статья, говорят нам, тем чаще она цитируется, поэтому лучшие журналы получают самый высокий рейтинг. Тем не менее это глубоко ошибочная мера, служение которой стало самоцелью. В действительности это такой же удар по науке, как практика бонусов — по банковской сфере.

Средний рейтинг журнала ничего не говорит о качестве отдельной статьи. Кроме того, цитирование далеко не всегда связано с качеством. Статья может широко цитироваться не только потому, что это хорошая наука, но и потому, что она на модную тему, провокационна или ошибочна. Редакторы журналов категории люкс прекрасно это понимают, поэтому принимают статьи, которые могут наделать шуму обращением к горячей теме или неоднозначными заявлениями. В результате учёные начинают заниматься выдуванием пузырей вместо более важной и скромной работы — например, вместо попыток воспроизвести исследования.

В крайнем случае соблазн попасть в элиту заставляет срезáть углы, то есть ошибаться и обманывать. Например, журнал Science недавно отозвал целый ряд нашумевших статей о клонировании человеческих эмбрионов, о корреляции между мусором и насилием, а также о генетических профилях долгожителей. Что ещё хуже, он до сих пор не отозвал работу, утверждавшую, что в ДНК микроорганизмов мышьяк может использоваться вместо фосфора, несмотря на всю научную критику этого заявления».

Г-н Шекман, несмотря на всё вышеизложенное, полон оптимизма. Будущее, считает он, за «новой породой журналов с открытым доступом, перед которыми не стоит задача продать дорогостоящую подписку». «Рождённые в Интернете, они могут принять любое количество статей, лишь бы те отвечали стандартам качества, — пишет нобелевский лауреат. — Многие из них редактируются учёными, способными оценить ценность работы без учёта индекса цитирования».

Г-н Шекман напоминает, что он и сам подвизается в журнале eLife, который издаётся британским благотворительным фондом Wellcome Trust (Великобритания), Медицинским институтом Говарда Хьюза (США) и Обществом Макса Планка (ФРГ). По его словам, издание публикует «науку мирового класса» каждую неделю.

«Спонсоры и университеты тоже могли бы сыграть положительную роль, — продолжает учёный. — Они должны сказать комитетам, которые распределяют гранты и должности, что не стоить судить о статьях по тому, где они опубликованы. Качество науки, а не бренд журнала — вот что имеет значение. Самое главное, мы, учёные, должны принять меры. Подобно многим другим успешным исследователям я опубликовал несколько работ на страницах крупных брендов, и в их числе были те, которые позволили мне стать лауреатом Нобелевской премии по медицине. Но больше такого не будет. Моя лаборатория отныне будет игнорировать элитные журналы, и я призываю всех остальных сделать то же самое.

Так же, как Уолл-стрит должна разорвать оковы бонусной культуры, которая рациональна для отдельных лиц, но вредна для финансовой системы в целом, наука должна свергнуть тиранию элитных журналов».

С г-ном Шекманом трудно не согласиться. Как подчёркивает журналист Guardian в сопутствующем материале, престиж, даруемый крупными журналами, привёл, например, к тому, что Китайская академия наук стала выплачивать самым успешным авторам эквивалент $30 тыс.

Постдок Дэниел Сиркис из лаборатории г-на Шекмана согласен со своим руководителем: учёные тратят кучу времени на то, чтобы их работу опубликовали Cell, Science или Nature. «Да, мне будет трудно попасть в определённые элитные учреждения без статей в этих журналах, но я не думаю, что хотел бы заниматься наукой там, где место публикации — важный критерий приёма на работу», — храбрится г-н Сиркис.

Биохимик Себастьян Шпрингер из Университета Якобса (ФРГ), который работал с г-ном Шекманом в Калифорнийском университете в Беркли (США), тоже не считает систему меритократической. Действительно, говорит он, редакторы журналов больше ценят новизну, чем качество работы. И далеко не все лучшие статьи выходят на страницах именно этих изданий. Тем не менее, по мнению г-на Шпрингера, лучшей системы пока нет.

Главный редактор журнала Nature Филип Кэмпбелл снимает с себя всякую ответственность, и он имеет на это право. В этом году опрос, проведённый издательской группой Nature среди 20 тыс. учёных, показал, что при выборе места публикации исследователи принимают во внимание прежде всего репутацию журнала, актуальность его содержания для данной научной дисциплины и импакт-фактор. Действительно, учёным самим надо определиться, чем они хотят заниматься — наукой или карьерой. А уж потом жаловаться на редакционную политику некоторых журналов.

Подготовлено по материалам The Guardian.

donmigel_62: (кот - учёный)
Воскресный кинозал.

BBC Нorizon  "Как развить творческие способности" (2013)

Profile

donmigel_62: (Default)
donmigel_62

March 2014

S M T W T F S
       1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 1819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags